Arvyn
Наше будущее здесь и сейчас, идёт обратный отсчёт...
Авторы: satella_tor_vitar, Arvyn
Беты (редакторы): Коварная Лилит Matankina

Фендом: Не сдавайся!
Основные персонажи: Кёко Могами, Куон Хизури, Хью Мор, Амалия Чайлд, Канаэ Котонами, Юкихито Яширо, Джулия Хизури, Лори Такарада
Пэйринг или персонажи: Куон/Кеко; Кеко/Хью; Яширо/Канаэ
Жанр: драма, гет, романтика, POV, AU
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Все права у Накамуры-сан
Размещение где-либо еще - запрещено.
Предупреждение: OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Статус: в процессе
Описание: Он хозяин закрытого стрип - клуба... Она танцовщица и его подчиненная... Он меняет любовниц, как перчатки... Она - почти замужняя девушка...
Что будет, когда две противоположности столкнутся? А противоположности ли?...

Глава 7


Салатовый Hyundai припарковался на закрытой стоянке одного из корпусов Токийского Университета. Рыжеволосая девушка, одетая в белый халат поверх белоснежной рубашки и чёрных джинсов, стремглав покинула машину и направилась к зданию. Сумка, висевшая на плече, чуть давила и мешала передвижению. Она почти опаздывала на семинар по зачётному предмету. Профессор Ёкиро очень строг и не простит опозданий даже одной из лучших своих студенток.

Торопливо нажав кнопку «пуск» на панели лифта, Могами Кёко поехала на двенадцатый этаж. В мыслях был сумбур. Вся выученная накануне информация хаотично крутилась в голове. А душевные переживания заставляли думать совсем не о занятиях.

«Ума не приложу, как я умудрилась проспать?! В итоге опаздываю на столь важное мероприятие. Фармакология, конечно, не мой любимый урок, но он немаловажен для врачебной практики.
Так – так – так... Мии говорила, что семинар будет в сто двадцать четвёртой аудитории.
Ну что, Кёко? Вперёд и с песней грызть гранит науки! Ты справишься!»


Рассуждения студентки прервал сигнал лифта, который сообщал, что его пассажирка прибыла на нужный ей этаж. Посмотрев на часы, молодая особа пришла в ужас. Если она не поторопится, то можно будет считать день потерянным и зачёта ей не видать.

Сорвавшись с места, Могами бегом пересекала коридор за коридором, декорированные в европейском стиле, добираясь до места назначения. Дверь в кабинет ещё была открыта. На полном ходу врезаясь в косяк, она буквально ввалилась в помещение. По залу прошёлся недвусмысленный ропот. Повернувшись в пол оборота, седовласый мужчина пристально взглянул на неё и хотел было уже что-то сказать, как рыжеволосая, не обратив на это ни малейшего внимания, склонилась в извиняющемся поклоне. Преподаватель чтил традиции японской культуры, и Кёко решила сыграть на этой слабости пожилого человека.

— Профессор Ёкиро – сан, я глубоко извиняюсь за опоздание! Позвольте мне пройти в аудиторию и подготовиться к семинару. Впредь, обещаю, такой ситуации не повторится!
Мужчина удивлённо смотрел на опоздавшую. Его морщинистого лица коснулась еле уловимая тень улыбки. Он поднял левую руку и посмотрел на часы.

— Могами – кун, вы как раз вовремя. Если семинар начнётся на пару минут позже – не страшно. По моим расчётам мы должны всё успеть. Прошу, присаживайтесь, а то Мидори – кун места себе не находит.

Склонившись в очередном поклоне, рыжая виновато улыбнулась и пулей направилась на трибуну.
Усевшись рядом с подругой, она расположила возле себя сумку и достала большой блокнот с ручкой.

— Ну и где тебя носило? — шёпотом проворчала Мичиру, ближе подсаживаясь к девушке.

— Не поверишь! Проспала! Совсем вымоталась после вчерашнего. Если ты не забыла, то вечером у меня был дебют. Поздно освободилась. — Кёко открыла блокнот и наспех стала читать ранее записанный в нём материал. Профессор начал свою вступительную речь и вызвал первого докладчика. На очереди она. Нужно было освежить в памяти некоторые моменты. — И я, наконец – таки, познакомилась с самим Дьяволом. Знаешь… Зрелище не из приятных!

— С этого места прошу поподробнее! Он действительно так красив, как о нём говорят? — Мии прикусила губу в ожидании ответа. Её безумно распирало любопытство. Ведь о Куоне Хизури ходило множество слухов и легенд.

— Самовлюблённый дурак! Да, красив и сексуален, но донельзя неуравновешенный деспот! Он Хью в подмётки не годится! — лицо рыжей выражало лёгкую брезгливость и недовольство. — А ещё этот Хизури жуткий бабник! И поверь мне на слово, это его совсем не красит.
Во взгляде Мичиру читалось удивление и недоумение.

— Не всё же быть примерным, так было бы скучно жить! Да и априори, Куон Хизури – самец. Не мудрено, что вокруг него женщины так и вьются. Ты же прекрасно знала, к кому идёшь на работу, так что...

— Да, но я не уверенна, что долго задержусь теперь в клубе. Он, скорее всего, меня уволит.

— Почему ты так думаешь? Что такое могла натворить добрячка – Кёко, чтобы довести шефа в первый же день?

Слова подруги ещё больше подстегнули воспоминания, образы снова заполонили её сознание, в деталях раскрывая происходящее прошлым вечером, и рыжеволосая залилась румянцем, погрузившись в раздумья.

В кабинете босса, она еле удержала стакан с водой в руке, когда прозвучало предложение шатена. Внешне это не отобразилось почти никак, но сердце у неё в тот момент сначала поднялось до горла, а потом упало в пятки. Она понимала, что если сейчас не ответит хоть как-нибудь – он расценит это как флирт и перейдёт к более серьёзным словам и действиям. Девушка подняла голову, посмотрев на мужчину. Он стоял напротив неё, присев на край стола, и лукаво улыбался. Она согласится – он был уверен в этом, ведь все так поступали. Но...

Танцовщица, встав, на негнущихся ногах подошла к Куону практически впритык, глядя в его глаза.

…кто сказал, что она такая как все?

Один Бог знал, сколько сил ей понадобилось, чтобы улыбнуться и не упасть в его руки от головокружения. Страсть, уверенность и сила в глазах Хизури сводили с ума, а запах его одеколона, смешавшийся с лёгким ароматом самого мужчины, довершали букет эмоций, бурливший в душе девушки. Запах Хью, своего любимого, она никогда не чувствовала, так почему же сейчас ощущения тараном били по нервам? Почему именно сейчас и именно он? В какую-то долю секунды сомнение проскользнуло в её сердце…

«А может быть попробовать?»

Но спустя секунду девушка смогла успокоить разбушевавшуюся душу.

«НЕЛЬЗЯ! Забыла? У тебя жених есть, и это будет предательством!»

— У меня встречное предложение к Вам, — взгляд в обжигающие изумруды, — мистер Хизури.

Девушка протянула к нему руку, проведя пальцами по линии подбородка, шее и ниже до ключиц, а когда нащупала ткань, осторожно оттопырила и, не сводя с него глаз, опрокинула за шиворот целый стакан воды. Большая часть жидкости прицельно попала на пах мужчины, так как он подался к ней в надежде сорвать поцелуй.

— Остыньте! У меня есть жених!

Куон, шокированный поведением подчинённой, не успел и слова вымолвить, как за ней захлопнулась дверь кабинета. Чуть хитрая улыбка украсила совершенные губы: «Чертовка! Отказала!». Хизури опустился на диван и рассмеялся в голос. Кёко его очень удивила. Давно женщины не вызывали в нём такую эмоцию, как смех.

Девушка же, в свою очередь, вбежав в гримёрку и закрыв дверь, прислонилась к деревянной поверхности спиной, а потом вовсе сползла на пол, предаваясь отчаянью:

«Мне конец! Он меня уволит! Чёрт, не могла отказать более-менее культурно? Теперь буду расплачиваться...»

Из раздумий её вывел голос лектора, и прежде чем сосредоточится на учебе, студентка нахмурилась, про себя возмущаясь:

«Как ему, вообще, наглости хватило? Я понимаю, конечно, что ему, как мужчине, во внешности нет равных! Но...»

Она вспомнила яркие глаза шатена.

«...предложить такое малознакомой девушке? Извращенец! Бабник!»

«Возьми себя в руки Кёко, ты на лекции» — и девушка, отбросив назойливые картины, полностью погрузилась в учёбу.

***


Тихо отворив дверь, Амалия прошла в кабинет начальника. По глазам резко ударила тьма. По памяти пройдя к окну, молодая женщина нашла пульт от жалюзи и нажала на кнопку. С едва уловимым шуршанием, они начали подниматься, впуская в помещение дневной свет.

— И зачем ты это сделала? — сонный ворчливый голос заставил хореографа вздрогнуть.

— Я, конечно, предполагала, что можешь заночевать на своём излюбленном диване, но всё же надеялась на обратное. — Обернувшись к источнику голоса, Ами прошла к дивану и села на стул, стоящий рядом.

— Дел было много. Да и перебрал я вчера слегка. Не садиться же мне за руль пьяным. — Мужчина потянулся корпусом, разминая затёкшие мышцы.

— Как прошла беседа с новенькой девушкой? Могу я рассчитывать, что ты ей не нагрубил? — блондинка казалась немного взволнованной.

— Я был предельно мил с ней. А вот она… Эта сучка окатила меня водой! — в голосе шатена звучала наигранная обида и смех.

— Кёко?! Что она сделала?! — Ами встала со стула и посмотрела на своего собеседника. В каждом её жесте был шок и недоумение. — Она не могла ни с того, ни с сего, просто взять и вылить на тебя стакан воды! Рассказывай, что на этот раз ты учудил, Куон Хизури?!

— Вроде бы ничего особенного… просто предложил ей стать моей любовницей, — как ни в чем не бывало, заявил босс.

Помещение заполнил заливистый женский смех.

— Котёночек, а чего ты ожидал?! Что эта наимилейшая особа прямиком кинется в твои объятья?! Насмешил! Эта девушка из другого теста. В кой-то веки тебя опрокинули! Ха-ха! Ушам своим не верю! — блондинка с лёгкой ноткой ехидства подтрунивала молодого человека, но в душе она ликовала:

«Есть! Она его привлекла! План потихоньку начал осуществляться!»

— Лиз, прекрати свою истерику немедленно! — тон парня был спокоен, но в нём чувствовались нотки металла. — Как бы я к тебе хорошо и трепетно не относился, но ты перегибаешь палку.

Зелёные глаза смотрели на блондинку с таким укором, что она невольно вздрогнула и виновато произнесла, робко поднимая глаза на собеседника:

— Извини… Даже спустя столько лет, которые мы прошли плечом к плечу, я забываю, какой ты на самом деле. Ещё раз извини…

— Всё нормально… — губ мужчины коснулась тёплая улыбка. — Только… скажи, где ты нашла эту девушку?

— В центральном парке. А что? — голос хореографа звучал буднично и ничего не выражал, но в глазах зажёгся маленький огонёк.

— Ами, детка, ты не поверишь, но эта рыжеволосая пичуга возбудила меня как неопытного юнца! Я не я буду, если не трахну её! — он был похож на ребёнка, которому приспичило обзавестись новой игрушкой. По телу прошла еле уловимая дрожь.

«Милый мой… да она тебя нехило зацепила…»

Коснувшись небритой щеки молодого человека, блондинка мягко посмотрела на него и будто мать пожурила:

— Куон! Остынь! Если хочешь добиться её внимания – поухаживай за ней. Легко и аккуратно.

— На свидание её пригласить? Она меня сразу пошлёт, после моего предложения, — Куон запустил пятерню в волосы. Без того всклоченная шевелюра напоминала птичье гнездо.

— Нет, надо более ненавязчиво, иначе ничего не получится. У неё ведь есть жених. Не забывай, что тебе придётся сломать её отношения. — Девушка продолжала стоять рядом. Не осознавая своих движений, она заботливо начала приглаживать творческий беспорядок на голове своего друга.

Хизури поцеловал тонкое запястье:

— Я уже забыл, что это такое – ухаживать за женщиной. Они, обычно…

— Куон, Куон… Не стоит приравнивать эту девочку к другим… Не сравнивай чай и виски… Ты понимаешь, о чём я говорю! На тех «дамах» и клейма поставить уже негде…

— Прошу тебя не начинай, я же о твоих любовниках не рассуждаю. Или тебе припомнить Такэми? — хозяин клуба в отчаянии закатил глаза. Ему безумно не нравилось, когда Амалия затрагивала тему его любовниц.

Не подав виду, что упоминание о проведённой накануне ночи с деловым партнёром шатена её как-то задело, дьяволица продолжила:

— Каким бы ты крутым ни был снаружи – ты всё такой же, до невозможности ранимый и добрый. Просто ты теперь боишься доверять. Когда мы приехали сюда, твою душу и сердце пришлось собирать по частям. Я понимаю, почему ты не веришь женщинам.

Мужчина порывисто отстранил стоящую перед ним блондинку и резко встал:

— Амалия!!! Заткнись! Довольно! — молодого человека била дрожь. Он подошёл к окну, уставившись куда-то вдаль.

В комнате повисла гнетущая тишина. Немного успокоившись, Куон повернулся к своей подруге. Она смотрела на него немигающим взглядом. В нём был укор и лёгкая толика грусти. Ничего не говоря, Хизури вернулся на место и тяжело опустился на диван. Громко выдохнув, он подался корпусом вперёд и обнял стоящую перед ним миниатюрную блондинку. Именно в этот момент хрупкость этой женщины чувствовалась больше всего:

— Прости меня…

Сердце Амалии дрогнуло… Аккуратно и не торопясь, словно боясь спугнуть дикого зверя, она обняла шатена в ответ.

— Забыла. Знаешь, в любом случае – цветы женщины любят. Думаю, с этим ты не прогадаешь, — будничный тон девушки дал понять, что конфликт исчерпан.

— Спасибо, детка. Я учту твой совет. Но у меня к тебе просьба. Узнай, какие цветы ей нравятся, — молодой человек невольно заулыбался и заговорчески подмигнул.

— Хорошо. В этом проблем не будет. У меня получается с ней ладить. Узнать её вкусы – недолго. Я сообщу тебе. А теперь давай поговорим о работе. Что у нас со следующим выступление наших девочек? У тебя есть идеи? — отойдя от мужчины, хореограф села на рядом стоящий стул. Поправив складки на сиреневом брючном костюме, она переключилась на деловой тон.

— Идея у меня есть, но озвучу её не полностью. И поверь, задумка коснётся всех. Вы будете импровизировать! И эта рыжая тоже. Это будет, так сказать, моя маленькая месть за испорченный костюм и настроение, — в глазах владельца клуба плясали дьявольские огоньки. Он явно был доволен собой.

— Да ты издеваешься! Понимаю, ты хочешь наказать Кёко, но чем провинились остальные? — как бы ни старалась Амалия скрыть свои эмоции, но голос выдавал взволнованность, а в глазах читалось недоумение. — Ты решил проверить «дьяволиц» на профессионализм?

Хизури, встав с дивана, подошёл к кофеварке. Выполнив несколько незамысловатых действий, он включил её и стал ждать, когда ароматная жидкость будет готова. Повернувшись к своей собеседнице начальник изрёк:

— В яблочко, милая! А то я смотрю, некоторые расслабились за последнее время. И меня начинают откровенно раздражать их «охи – вздохи» за спиной. Пора прочистить им мозги и выветрить всю ненужную чепуху романтического характера. Я приглашал их на работу, а не на свидание. Пусть будут любезны выкладываться на все сто.

«Хм… Суровый котёночек… Что-то новое! Он никогда ТАК не вмешивался в дела новых шоу. Да и не мстил… Кёко, девочка моя, ты сама, не понимая этого, начала его менять. А я помогу тебе. Подскажу нужное направление.»

— Я тебя услышала, дорогой. Всем сообщу. Кстати, а что по поводу костюмов? — смирившись с тяжёлой неделей, блондинка продолжила задавать вопросы. — Если с костюмами девочек будет всё просто то, что ты будешь делать с нашей восточной красавицей?

Шатен покосился на девушку, ухмыляясь:

— Не беспокойся, это я тоже продумал. Костюм она получит в день выступления. А так же с ней поработают визажисты и парикмахеры.

— Вот помяни моё слово, Хизури. Не нравится мне твоя затея. Да и добром она не выльется, причём пострадаешь ты сам в первую очередь! — хореограф погрозила мужчине пальцем. — Если ты закончил, то, наверное, мне стоит пойти и донести девушкам информацию о следующем шоу.

— Ами, девочка моя, тут я с тобой не соглашусь. Хм… Вроде я всё сказал, ты можешь идти.

Блондинка встала со стула и направилась к выходу. Скрывшись за дверью, молодая особа достала из кармана брюк телефон и набрала номер рыжей.

***


Часы на башне главного корпуса токийского университета пробили четыре часа по полудню. Это означало конец лекций на сегодняшний день. Две девушки, вышедшие из распахнутых настежь дверей, очень оживленно обсуждали минувший учебный день:

— Неее, нужно было видеть твоё лицо, когда ты ввалилась в кабинет к Ёкиро. Такую бурю эмоций ты не выдаешь даже на выступлениях в парке. А застывшая гримаса ужаса «всё, я опоздала!» будет сниться мне в кошмарах всю оставшуюся жизнь! — Мичиру явно пыталась развеселить идущую рядом подругу, которая была «чернее тучи».

— То, что я буду сниться тебе в кошмарах до конца твоих дней, ещё не самое худшее, что я могу сделать, если ты не прекратишь, — нервно хохотнула Могами. — Я сама в шоке от того, что проспала, а тут ещё ты со своими шуточками. Мало мне головной боли в учёбе, так теперь и на работе проблемы, чёрт бы побрал этого Хизури! — в голосе рыжей звучала раздражительность и с трудом уловимая подавленность.

— Дьяволу черти не страшны! — подметила Мидори. Русоволосая взяла подругу за руку и приободряюще ей улыбнулась. — Да перестань ты так волноваться, всё хорошо будет.

— Мии... - Кёко не успела закончить фразу. В этот момент из сумочки раздалась трель мобильного телефона. — Извини, я отвечу.

Отыскав в оной сотовый, она нажала кнопку приёма вызова:

— Алло, Могами слушает. О, Амалия, здравствуй! Нет, ты меня не отвлекаешь. Занятия только закончились. Хм… В клуб? А разве я ещё числюсь в штате сотрудников? Не уволил?! Хорошо, минут через двадцать буду.

Завершив звонок, она спрятала телефон в задний карман джинсов и, повернувшись к подруге, виновато улыбнулась:

— Мичиру, извини, но мне нужно уехать по работе. Амалия срочно вызывает. Говорит, что дело касается следующего номера, с которым я буду выступать. Так что поход по магазинам, скорее всего, придётся отложить на более позднее время.

— Ничего, я понимаю, что для тебя любимое дело превыше всего, а устроить променаж можно и завтра, — русоволосая девушка потянула за руку рядом стоящую особу. — Пойдем, хоть до стоянки тебя провожу.

Но рыжевласка ещё не подозревала о том, что её ждёт дальше. Пройдя по площадке от университета до закрытой стоянки, студентки обнялись. Попрощавшись с подругой, Кёко запрыгнула в свой автомобиль и, бросив сумку на пассажирское сидение, задумалась: «Не уволил? Хвала Богам! Интересно, с чего вдруг он решил мне спустить с рук вчерашнее? Даже странно как–то. А, ладно! Была, не была! Не съест же он меня, в конце концов, правильно?». Надо было ехать в клуб, а ещё поговорить с Амалией о поведении некого зеленоглазого наглеца.

Салатовый автомобиль, управляемый хрупкой рыжеволосой девушкой, которая подпевала какой–то песне, звучащей из колонок, выехав со стоянки, направился по проезжей части, минуя улицы, в сторону клуба.

На скорости промчавшись мимо жилых кварталов, она припарковалась у закрытого заведения, но тут же заметила, как со стороны чёрного входа быстрой походкой к ней направляется хореограф.

— Привет! Как день начался? Извини, что сорвала тебя, просто дело есть, которое я хотела бы обсудить.

— Случаем не вчерашний вечер? — проигнорировав вопрос, Кёко смотрела на Амалию настороженно.

— Его! И не только, и Кёко… не смотри на меня такими перепуганными глазами, я же не зверь какой.
— Ты – нет. А он – ещё какой.

Чайлд, усмехнувшись, зашагала в сторону входа в заведение, и танцовщице ничего не оставалось, как последовать за ней.

***


В помещении клуба было тихо, лишь бармен время от времени мелькал у стойки, занимаясь своим делом.

Две девушки, рыжевласка и блондинка, сидели у барной стойки распивая чай и беседуя. Кёко, решившая посоветоваться с Амалией, рассказывала историю, произошедшую в кабинете босса.

— Знаешь, за всё время, что я его знаю, он никогда так не поступал. Обычно наш «Дьявол» не занимается разговорами. Он всегда сразу действует, а тут вдруг такое, — в фиалковых глазах плескалась смесь удивления с недоумением.

— Действует? — Кёко не была удивлена, ведь уже столкнулась с его ни с чем несравнимым обаянием, и уже понимала, что устоять сложно. Любая свободная девушка, при появившейся возможности, упадёт такому мужчине в руки, даже не раздумывая.

Ами улыбнулась, а в ярких глазах светилась хитрость:

— Ага! Предлагает выпить у стойки или за его личным столиком. Начинает флиртовать, делает комплименты, зовёт прогуляться. А заканчивается это тем, что он на такси привозит свою «жертву» в гостиницу, и поутру просто уходит. Ни одна девушка, за последние три года, не удостоилась чести побывать в его машине или проснуться в его объятиях утром. Про дом и сердце я тебе уже говорила – тем более.

«Я догадывалась, дорогой, что эта девочка тебя зацепит. Но ты меня удивил».

— Бабник какой-то… - пробурчала Могами себе под нос, чем вызвала лёгкий смех у блондинки.

— Есть немного. К сожалению.

Танцовщица, отодвинув от себя пустую чашку, взглянула на Амалию, а потом рискнула спросить:

— И что меня теперь ждёт за мой поступок? Вычтет из зарплаты за испорченную одежду, раз уж не уволил?

— О! Поверь, это будет слишком примитивно для него. Первую часть своей мести он уже подготовил, дорогая.

— Уже? И ты знаешь что это?

— Знаю. И тебя это ошарашить может. Не зря его дьяволом называют. Он подготовил тебе изощрённое испытание.

— И что же это? Поджарит меня на вертеле на глазах у публики?

Амалия зашлась хохотом, утирая слёзы, представив эту картину. Отсмеявшись, замахала рукой перед собой:

— Дорогая, ты перегибаешь палку. Хотя то, что он задумал – можно назвать вызовом. Всю организацию постановки он возьмёт на себя. Что это будет – даже я не в курсе, он принципиально отказывается говорить, — блондинка задумчиво рассказывала то, что несколько часов назад услышала от одного хитрого зеленоглазого шатена. — Костюм тебе предоставят в вечер выступления.

Топазовые глаза округлились от удивления, а сама Могами чуть не свалилась с высокого стула:

— Постой! Но я же должна знать, какая музыка будет – подобрать движения для танца.

— Импровизация. Вот что тебя ждёт! И я ничем помочь не могу. К сожалению… — Амалия смотрела на подчинённую с искренним сочувствием. Она знала, что такой вид выступления - самое трудное, что может быть для восточных танцев.

Кёко, ошарашенная заявлением, просто глотала воздух и нервно теребила край рубашки, периодически от досады прикусывая губку. Ощущения были такими, будто она рыба, которую вытянули из воды и бросили на раскалённую сковороду. Придя в себя, стала размышлять вслух:

— Он точно садист-извращенец. Вынь да положь ему импровизацию. Хотя это будет хорошей проверкой моих способностей, — в ярких глазах «восточной принцессы» появился азарт, и, взглянув на хореографа, с силой сжала белую ткань. — Хорошо! Передай ему, что я готова пройти испытание. И я буду не Могами Кёко — если у меня не получится!

Ами смотрела на развернувшуюся перед ней картину «тысячи эмоций» и улыбалась:

«Сколько страсти и огня в этой девочке! А со своим талантом она добьётся успеха, ведь решительности ей не занимать...»

— Так! Что-то я разговорилась... Извини Амалия, — рыжеволосая замялась и попыталась склониться в поклоне, но блондинка вовремя пресекла неуместное действие, коснувшись ладонью лба девушки.

«Боже я снова за своё, ох, уж это воспитание, как стыдно-то...» — мысленно обратилась к себе рыжая, не замечая как краснеет от основания шеи до кончиков ушей.

— Наверное, мне стоит пойти и начать тренировки, ведь только так я смогу одержать верх над этим тираном.

Развернувшись на пятках, молодая «дьяволица» направилась к выходу из зала и по винтовой лестнице на второй этаж клуба. Поднявшись, танцовщица скрылась за дверью репетиционной.

Хореограф, проводила её взглядом и усмехнулась, закончив собственную мысль:

«... и трудолюбия».
***


Голова рыжеволосой раскалывалась. Уже больше двух часов она изнуряла себя, не покидая помещений клуба, позабыв про всё на свете. В голове не укладывалась полученная от Амалии информация.

«Импровизация... Придется вспомнить все уроки Латифы-ханым. Я буду тренироваться до потери сознания, но не уступлю. Ведь танцы — моя жизнь!»

Гнувшись у станка во всех возможных вариациях, Могами раз за разом оттачивала то или иное движение до автоматизма. Включив музыку по - громче, она начала придумывать очередную связку. Плавные покачивания бёдер прерывались резкими махами точёных ножек, а руки плели незамысловатый узор, но на остальном фоне, выглядящий довольно уместно.

В этот момент дверь тихонько отворилась и в светлом проёме скользнула чернявая женская макушка.

Подняв свой ясный синеокий взгляд, молодая особа, бесшумно, стараясь не потревожить танцующую в глубине зала девушку, прошмыгнула вовнутрь и присела, начав наблюдать. От внимательного взгляда Котонами ничего не могло скрыться, ведь она профи и видела степень подготовки юной особы.

«Такой самоотдаче танцу можно позавидовать! Стоит задать пару вопросов этой новенькой».

Наблюдая за рыжеволосой в течение следующих десяти минут, у Канаэ от восторга пересохло во рту, и, чтобы утолить жажду, она достала из спортивной сумки маленькую бутылочку минеральной воды. Резко открыв крышку, брюнетка громко вскрикнула, будучи окаченной потоком брызг, заливших всю её одежду, заставляя ткань просвечивать. Брюнетка недоумевала: как так вышло, смотря то на бутылку, то на мокрый дизайнерский белый костюм. В памяти предательски всплыл образ одной шальной блондинки, которая всё время не давала ей нормально жить и работать.

Услышав посторонние звуки в зале, Кёко остановилась. Быстро обернувшись на их источник и, увидев перед собой приму клуба, на лице застыло удивление.

— Бьянка, тварь! — воскликнула Котонами и в этот момент, опомнившись, посмотрела на застывшую в изумлении танцовщицу.

Выдохнув и немного успокоившись, Канаэ улыбнулась и, уверенно держась, смотрела на Могами виноватым взглядом:

— Прости, я не хотела тебе мешать.

— Ничего страшного, я почти закончила. Что случилось? Сейчас твоя очередь репетировать? — с любопытством спросила Могами.

— Не то, чтобы моя... Просто я любую свободную минуту посвящаю этому клубу. Да и, тем более что мой муж сейчас уехал по делам с боссом, — «дьяволица» пожала плечами и протянула Кёко бутылку с водой. Та с благодарностью сделала из неё пару глотков и вернула хозяйке, при этом смотря на её лёгкую взвинченность и мокрый наряд. Отойдя к своим вещам, рыжая вернулась к девушке. От упоминания хозяина клуба, лицо восточной танцовщицы приобрело такое выражение, будто ей лимон скормили, но она, обуздав душевные порывы, протянула Канаэ полотенце.

— Возьми. Значит, Яширо-сан твой муж? И он разрешает тебе танцевать? — глаза кареглазой расширились от удивления.
— Да, Яширо — мой супруг. А что в этом такого? Я же не совершаю ничего незаконного, а просто занимаюсь любимым делом. Он поддерживает любое моё начинание, — в словах брюнетки слышалась гордость за своего мужчину. Она приняла полотенце и с раздражением в каждом жесте начала сушить им одежду.

«Вот бы мне так! А то от Хью одни упрёки: "Танцы не сделают из тебя воспитанную жену. Да и с твоей профессией они никак не совмещаются! " Эти слова он повторяет каждый раз, когда видит, что я пританцовываю...».

— Эх... молодец он у тебя, — рыжевласка склонила голову, чтобы не показать предательски выступившую на глаза влагу. — Не сочти меня грубой, но что за Бьянка?

Услышав это злополучное имя, Кана чуть не разорвала на себе мокрую блузку.

— Да так, одна из танцовщиц, ты её видела на репетиции, когда тебя Амалия представляла девочкам. Это та платиновая блондинка, ты точно обратила на неё внимание. Как она там сказала… — девушка задумалась, вспоминая. — Точно.

Брюнетка заняла вызывающую позу и выдала:

— Ты ЕГО ещё не видела. Но как только это случится – добро пожаловать в наши ряды, — спародировала она Бьянку.

— Ах, точно-точно, помню такую. Эта та, что вертит бёдрами как шлюха, — рыжая не ожидала от себя такого высказывания и машинально прикрыла губы ладонью, смотря на собеседницу.

Канаэ не сдержалась и захихикала, в итоге по репетиционной разнёсся заливистый женский смех.

— Слушай, Кёко... Я могу поинтересоваться?

— Конечно, — чуть взволнованно прощебетала кареокая, но всё ещё не могла унять смех.

— Понаблюдав за твоими движениями, у меня возник вопрос... Что для тебя танец? — в миг улыбчивое лицо прекрасной девы стало серьезным.

А Кёко же наоборот улыбнулась... Её глаза заволокла пелена воспоминаний, и через пару минут она произнесла:

— Танцы — моя судьба, мой крест, моё призвание. Я не представляю себя другой. Ведь танцуя, я чувствую себя живой и настоящей, имею особую возможность передавать окружающим множество эмоций: боль, любовь, радость... Лишь придерживаясь этого ритма, я могу быть собой.

Канаэ положила сумку на стол рядом с музыкальной аппаратурой, а сама уселась на паркет, приглашая рыжую присоединиться:

— А ты исполняешь только восточные номера? И где ты им научилась? — «дьяволицу» уже распирало любопытство, и она начала засыпать свою коллегу волнующими её вопросами.

— Я раньше жила в Каире, там и научилась этому виду танца. Лет пять занималась только ими, но сейчас стараюсь разнообразить умения, как говорится, расширить горизонты в области хореографии в целом.

— В Каире? Как тебя туда занесло? — восторгу синеокой не было предела, но поняв, что задаёт слишком много вопросов, одернула себя и поспешила извиниться перед своей собеседницей.

Кёко присела рядом и продолжила:

— Я жила там с родителями. Мой отец работал в японском посольстве. А мама вела свой бизнес. В общем, деловые люди... А ко мне приставили молодую женщину — Латифу. Она была и учителем, и нянькой, и домоправительницей. Когда арабка занималась домашними делами, то постоянно танцевала. А я наблюдала за ней, как завороженная. В один прекрасный день я набралась смелости и попросила её обучить меня восточному танцу. Размышляла няня над моими словами несколько дней, и согласилась... Каждая свободная минутка посвящалась мне, демонстрировались движения и различные связки. Рассказы о том, что означает то или иное движение были невероятны в её исполнении, как в прочем и всё, что она делала. Это очень сблизило нас. Латифа-ханым стала моим первым истинным другом... — в словах девушки чувствовалась теплота и нежность к человеку, о котором говорила. Её губы то и дело расплывались в улыбке от пережитых вновь воспоминаний.

Канаэ слушала внимательно и не перебивала рыжеволосую. Но как только та замолчала, у неё само собой возник вопрос:

— А почему ты вернулась в Японию? Родителям предложили более выгодные места?

Взгляд погрустнел. Подтянув ноги к груди, Кёко обняла колени и шёпотом произнесла:

— По причине гибели моих родителей в автокатастрофе. Отец не справился с управлением, и их машина слетела в обрыв...

Канаэ, сжав пальцы в замок и, с сочувствием глядя на Кёко, старалась подобрать правильные слова. Только попытавшись что-то сказать, увидела, как дверь в репетиционный зал распахнулась. Вошли двое молодых людей. Кёко подняла глаза и вздрогнула. Рядом с Яширо стоял Хизури, внешний вид которого просто выбивал из колеи. Голубые джинсы обтягивали идеальные бедра, а чёрная «борцовка» открывала взору развитую мускулатуру мужчины.

— Дорогая, вот ты где?! А я тебя везде обыскался! — мужчина хотел было подойти к своей зазнобе, но заметил, что та не одна. — Ой! Кёко, привет! Как твои дела? Репетируешь?

Юкихито приветственно помахал новенькой «дьяволице». Рыжая ответила не сразу – её взгляд был прикован ко второму молодому человеку.

— Здравствуйте, — танцовщица поднялась с пола, отряхивая несуществующую пыль, - Как видите, трудимся... но я уже закончила, собираюсь ехать домой.

Услышав негромкое хмыканье от шатена, снова обратила взор на него. Медленно сглотнув набежавшую слюну, медовые омуты очертили красивую шею с чуть выступающим кадыком, широкие мужские плечи, кисти с длинными пальцами, грудные пластины, которые подчёркивала обтягивающая майка.

Заметив это, мужчина улыбнулся краешком губ... и повторил то, что сделала кареокая. От его пронизывающей душу и плоть ауры Кёко стало неловко. Зелёный взор чувствовался на каждой клеточке кожи — её будто раздевали. От этих ощущений у неё пересохли губы, контур которых интуитивно был обведён кончиком влажного языка. И в очередной раз, посмотрев в глаза босса, ей словно выбили почву из-под ног. Ещё секунду назад во взгляде «дьявола» царил пожар, сменившийся после тотальным холодом и отчуждённостью. Могами поджала губы, ухватив и с силой сжав пальцами свои вещи, и почти на бегу бросила тихое: «До свидания», скрылась за дверью душевой комнаты.

Захлопнув дверь, и стянув тренировочную одежду, прошла в одну из кабинок, закрывая за собой дверцу. Пока девушка смывала вместе с потом и усталость, она погрузилась в мысли, отдаваясь смешанным чувствам.

«Эта игра в "гляделки"... чуть не свела меня с ума! Этот взгляд... под ним я ощущала себя словно голой. А он... Он... Боги! Он притягивает меня... искушает, в его присутствии я не могу думать ни о чём, и ни о ком кроме Хизури... От него разит мужественностью. В нём присутствует некий животный магнетизм, что ли... А его руки... эти сильные, красивые руки... Интересно, как они могут обнимать? Ласково и бережно или горячо и страстно? Так, Кёко, о чём ты, вообще, думаешь? У тебя свадьба через 3 недели!»

Красавица втирала гель для душа медленными движениями рук.

«Но почему мне начинает казаться, что что-то у нас с Хью неправильно? Я, конечно, люблю, но он не будоражит меня, не заставляет забыть об окружающих, когда он рядом. Элементарно между нами нет искр. Он просто заботится обо мне, но я не чувствую себя с ним желанной. И это подавление моих некоторых интересов — так ведь не должно быть. Канаэ танцует стриптиз, и Яширо-сан её принимает и любит такой, какая она есть. Понимает её страсть к танцу. Хью... он не такой...»

Рыжеволосая перекрыв кран с водой, обернулась в полотенце и, выйдя из душа, стала одевать чистую одежду, всё так же пребывая в раздумьях и, закончив, через репетиционную вышла в коридор.

«А под этим дьявольским взглядом ноги подкашиваются. Складывается впечатление, что будь у Хизури возможность - он бы просто припечатал меня к стене и прямо стоя взял…»

Идя по коридору в сторону гримёрной, Кёко даже не заметила, как столкнулась с кем-то.

— Ауч! — послышался глухой удар чего- то об пол.

— Ой! Простите, я не хотела — Могами не сразу посмотрела на "преграду" на своём пути.

— Земля, Земля, приём! Кёко, ты где летаешь? О чём думаешь? — Амалия, поднимая с пола сумочку, с улыбкой посмотрела на рыжеволосую девушку.

И в этот момент, покраснев, «восточная принцесса» осознала, что всё ещё думает о нём. И, конечно же, в ответ на вопрос сморозила первое, что пришло в голову:

— О свадьбе, конечно.

В полумраке коридора Ами не заметила лёгкого румянца и продолжила расспрос:

— И что же именно заставило тебя так уйти в себя? — хитро прищурилась хореограф.

— Да задумалась о том, что платье сегодня хочу пойти выбирать. Ами, ты то мне и нужна была. Мне необходима твоя помощь, как стильной девушки. Я не знаю, где платья можно посмотреть – по магазинам я редко хожу!

— Конечно, дорогая! И как скоро это событие произойдёт? Заинтересованно спросила молодая особа.

— Через три недели! — рыжая задорно засмеялась, хотя в голосе была нотка сомнения.

Блондинка, запнувшись на ходу, остановилась, уставившись на танцовщицу во все глаза, а потом, натянув маску, с позитивной улыбкой сказала:

— Поехали! Сейчас вызовем такси и по дороге определимся с маршрутом.

«Три недели...»

— Зачем нам такси, когда я на машине?! — рыжая звонко рассмеялась.

— Тогда нам ещё проще! Мы вдвоём поедем? Или ты подружку невесты тоже позвала? — девушка положила ключи от кабинета в сумочку и поправила волосы, разметавшиеся по плечам от столкновения.

— Нет, Мии, наверное, занята. Мы планировали пойти на шопинг, но в последний момент ситуация изменилась, — Кёко вспомнила недавний разговор с подругой, и очаровательная улыбка пропала с её лица.

Ами быстро ретировалась, поправляя случайно допущенную ошибку, и воодушевлённо продолжила:

— Ну, значит, не будем медлить, а наличие собственного транспорта уменьшит затраты денег и времени, — не дожидаясь ответа, Ами взяв за руку невесту, увлекла её за собой. Девушки, спустившись по лестнице, и миновав холл, вышли на улицу. Спустя несколько минут салатовый автомобиль умчал их в сторону торгового центра.

Витрины магазинов пестрили новыми коллекциями известных и неизвестных брендов. В предвкушении интересного похода по магазинам, рыжеволосая так ушла в свои фантазии о желаемом платье, что не сразу услышала голос подруги:

— Кёко! Шопинг сегодня – точно судьба!

Мидори помахала рукой перед взглядом рыжей и осознала, что та ушла в мир грёз надолго. Перевела взгляд на блондинку рядом и поспешила представиться:

— Я – Мидори Мичиру. Зовите меня Мии, — и девушка протянула руку для пожатия, старомодно, но этот жест - своеобразное выражение вежливости и уважения. На вид она была решительной и воспитанной.
Гордая осанка, русые волосы по плечи в аккуратно уложенной стрижке, тёмно – карие глаза и доброжелательная улыбка.

— Амалия Чайлд! Мне тоже очень приятно! — блондинка пожала руку в ответ, — Кёко часто так впадает в транс?

— Ну, ничего удивительного. По магазинам она не так часто ходит, так что – каждая закупка для неё это праздник.

Лёгкий хлопок ладоней перед носом у Могами вернул её в адекватное состояние.

— Мии! Что ты здесь делаешь? — удивлению рыжей не было предела.

— О, проснулась! Я тут уже минут пять стою. Мы уже и познакомиться успели, — рассмеялась подружка.

— Итак! Девчат! Нам нужно только платье? Или всё остальное, вроде аксессуаров и обуви тоже?

— Пока только платье. А там видно будет. От моей зарплаты зависит то, какое платье я куплю, — ответила Могами, подмигнув блондинке, которая, подхватив под руку девушек, буквально утянула их за стеклянную дверь бутика.

Спустя час примерок различных вариантов платьев девушки стали выдыхаться. То, что нравилось, было велико, или цена не соответствовала качеству, а по размеру не было ничего, чтобы вызвало восхищение.

Мичиру стояла у примерочной, придерживая вешалку с очередным нарядом, пока танцовщица разоблачалась. Амалия же ходила вокруг манекенов, осматривая новые и новые варианты, когда в сумочке раздался рингтон мобильного телефона.

Увидев, что звонок от шефа, она быстро сняла трубку.

— Слушаю, Котёночек! Ты немного не вовремя, что-то случилось? — блондинка буквально пела в трубку, лаская слух медовыми нотами. Сейчас она так же как все была под впечатлением и атмосферой данного места.

Из трубки послышался приятный мужской голос:

Да! Тут оказывается надо кое-какие документы подписать, а ты про них забыла! Зайди ко мне!

Она скосила лиловый взгляд в сторону обсуждающих что-то подружек и ответила, как можно более приглушёно:

— Не могу приехать. Я с Кёко в магазине...

И что, магазин не подождёт? — недовольно произнёс собеседник.

— ...выбираем ей свадебное платье, — она почти шептала, но он чётко расслышал усмешку в её тоне.

В трубке воцарилась мёртвая тишина, а потом мужчина сухим голосом произнёс:

Где?

— В торговом центре. На втором этаже, магазин «Etale».

Скоро буду.

Чайлд опустила руку с мобильным, слепо глядя вперёд. Минута слабости прошла быстро.

«Ой, что сейчас будет!»

В глазах забегали искорки в предвкушении незабываемого шоу с мистером «Большой босс» в главной роли. Учтивая продавец поднесла девушке обещанный ранее бокал белого вина.

Ручка с длинными ноготками приняла сосуд и закинула телефон обратно в клатч, а консультанту указала на несколько платьев с немой просьбой поднести их к вешалке у раздевалки. Ами, вернувшись к что-то обсуждающим Мии и Кёко, присоединилась к беседе.

Он вошёл в магазин практически бесшумно, как раз в тот момент, когда рыжеволосая, развернувшись спиной, ступила снова в примерочную, задвигая шёлковую шторку. Амалия не столько увидела его, сколько почувствовала. Она, обернувшись, узрела весь спектр эмоций, который спустя несколько секунд был подавлен глухой стеной равнодушия. Блондинка спустилась с подиума, абсолютно не привлекая внимания, пока Мии помогала Кёко расстегнуть молнию. Остановившись у одной из колонн и поставив бокал на небольшой столик, молча приняла протянутые ей документы.

Зеленоглазый, не проронив ни слова, вручил папку, и пока хореограф внимательно знакомилась с содержимым, подошёл к одной из вешалок, заваленных разнообразными платьями, достал одну из них. Мидори, помогающая рыжей с множеством слоёв тюля на юбке, наконец, забрала неугодный наряд и развернулась, чтобы взять другое платье, но наткнулась на изумрудные глаза, смотревшие со смешинкой и укором. Длинный палец мужественной руки коснулся сомкнутых губ во всем знакомом жесте, требуя подчиниться безмолвной власти. Подружка невесты, опешив, выронила вешалку. Продавщица, подбежавшая помочь, подняла упущенное сокровище и, краснея от пристального взора шатена, скрылась в подсобке. Мии приняла изысканное, в своей отделке изделие, и хотела уже что-то сказать, как из примерочной послышался голос подруги:

— Я тут усну, пока ты принесёшь мне платье… Мии, ты где? — из-за ширмы выглянула тонкая, но очень требовательная, судя по жестам, ручка.
Черноглазая передала платье невесте, а когда попыталась найти взглядом мужчину, осознала, что он уже исчез, и всё её внимание снова поглотила Могами.

Парень, скрывшись в тени колонны за спиной читающей документ Амалии, молча наблюдал. На удивление быстро облачившаяся Кёко уже с помощью подруги взошла на полукруглый подиум, рассматривая себя в зеркалах. Платье было очень красивым и подчёркивало её женственность и хрупкость.

Но до восприятия девушки дошёл аромат, да тот самый, который она так отчётливо почувствовала в кабинете Хизури, когда он предложил ей место своей любовницы. Она вспомнила ту мимолетную близость и утренние взгляды.

Когда Амалия уже вывела последнюю завитушку своего автографа, Куон забирал папку, направляясь к выходу, и когда уже почти достиг дверей, услышал голос блондинки:

— У тебя три недели... Поторопись, иначе потеряешь.

В этот момент Кёко рассматривала себя в зеркале, поглощённая противоречиями и странным навязчивым чувством трепета. Внезапно в одном из зеркал невеста заметила знакомый силуэт, но обернувшись уже не нашла желанный объект. Девушки смотрели на неё восхищёнными взглядами, Мии радостно причитала, что платье великолепно, подбежавшая Ами даже назвала её богиней. Но она ничего не замечала. Казалось, что она не здесь, огненноволосая красавица была полностью поглощена своими мыслями.

«Мне пора лечиться! Но, чёрт возьми, что это вообще было?»

То, что она увидела и почувствовала, казалось просто галлюцинацией, наваждением.
«Странная тень, и этот запах…»

Она ещё раз с жадностью втянула воздух, прикрыв глаза, а когда открыла, наткнулась на своё отражение в зеркале, но видела совсем не себя. Вернее сказать, не ранее нарисованную ею счастливую картину, где они с возлюбленным женихом. Теперь этот образ просто рассыпался на осколки, а за спиной все та же тень, принадлежащая тому, кто вносил смятение в её душу, кто так нагло и беспардонно начал отвоёвывать её сердце.

«Это будто тайные знаки. Возможно, мне не стоит делать того, что сейчас происходит...»

Девушка сжала с силой кулачки.

«Чёрт... Это точно запах его одеколона! Нет! Не может быть! Не может!!!!»

Могами тряхнула головой, изо всех сил отгоняя непрошеные мысли и чувства.

«Ерунда это всё! Скоро я выйду за Хью и буду счастлива! Он будет хорошим мужем!»

Она обняла себя за плечи, а потом резко обернулась к подругам, будто скидывая владевшее ею ранее наваждение.

— Итак, это то что надо. Где касса? — задорно выпалила она, вводя подруг в секундный ступор.

— Ам… Могами… Тут… - Мии явно указывала на то, что лежало в её ладони.

Невеста взяла небольшой ярлычок, прикреплённый к платью, и разглядела цифры, много цифр. От количества нолей у неё округлились глаза, а потом разочарованный вздох. И рыжая, спустившись с подиума, беспомощно села на мягкий кремовый диванчик.

— Что не так? — Ами догнала девушку и изучила ценник. — И чего ты так приуныла? Что за кислая мина на лице девушки, у которой через три недели свадьба?

— Я… я просто не потяну такую сумму, у меня нет таких денег, — уже буквально со слезами промямлила Могами.

— Тоже мне нашла проблему, ты думаешь это катастрофа? Я доложу остаток суммы, и оно твоё. Или ты думала, я позволю тебе выйти отсюда без покупки, тем более мы нашли идеальный вариант. — «Да уж, мы» - хмыкнула девушка про себя.

— Но это такие деньги, я не приму такой подарок, — медовые глаза встретились с лиловыми, в них тлела надежда, но и стойкое нет.

— А кто говорил про подарки? Ты отработаешь мне каждую йену, — Ами подмигнула девушке и подозвала кассира, дав распоряжение оформить покупку.

Уже через десять минут троица покинула торговый центр. Они были воодушевлены и громко смеялись, обсуждая проведённое вместе время. Конечно, это не могло длиться вечно. И попрощавшись, молодые особы направились по делам: Мии в больницу на ознакомительную практику, у Ами срочно образовалась какая-то деловая встреча, а Кёко поехала домой.

***

Мужская рука, увенчанная браслетом из золотых пластин, прошлась по мягкому бедру девушки, пока та искала какую-то утерянную бумагу на столе.

— Хью, прекрати! Мы же на работе! Вдруг кто зайдёт и увидит? — брюнетка пыталась остановить не на шутку разошедшегося врача. Его вторая рука уже вовсю хозяйничала на груди девушки.

— Не могу больше... Соскучился по твоим ласкам... — он и не думал останавливаться, расходясь ещё больше. - Ты же знаешь, мне возвращаться домой, а там она!

Девушка, бросив занятие, повернулась к шатену, позволяя целовать шею и чувствуя пальцы на затвердевших сосках:

— Мммм... Не...ах! Понимаю я тебя... Почему ты не трахнешь и не бросишь её?

— Потому что она как чемодан без ручки. И тащить тяжеловато – слишком строптива, а выкинуть жалко... Как-никак пообещал жениться, да и деньги немалые вбухал в эту чёртову свадьбу.

Он больше не хотел сдерживаться и, расстегнув блузку, сдвинул в сторону сбившийся лифчик и припал губами к тёмному соску, сжимая грудь рукой.

То, что произошло в следующее мгновение, свело на нет всё возбуждение. Дверь в кабинет распахнулась, и на пороге стояла ошарашенная увиденным Мичиру.

@темы: @skip beat