Arvyn
Наше будущее здесь и сейчас, идёт обратный отсчёт...
Авторы: Arvyn, Коварная Лилит
Беты (редакторы): Matankina

Фендом: Не сдавайся!
Основные персонажи: Кёко Могами, Куон Хизури, Хью Мор, Амалия Чайлд, Канаэ Котонами, Юкихито Яширо, Джулия Хизури, Лори Такарада
Пэйринг или персонажи: Куон/Кеко; Кеко/Хью; Яширо/Канаэ
Жанр: драма, гет, романтика, POV, AU
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Все права у Накамуры-сан
Размещение где-либо еще - запрещено.
Предупреждение: OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Статус: в процессе
Описание: Он хозяин закрытого стрип - клуба... Она танцовщица и его подчиненная... Он меняет любовниц, как перчатки... Она - почти замужняя девушка...
Что будет, когда две противоположности столкнутся? А противоположности ли?...



У каждого человека есть личное пространство, границы которого зависят от того, насколько его обладатель закрыт для других. Многие возводят вокруг себя и дорогих им вещей невидимые, а порой и вполне осязаемые стены-барьеры, скрывая за ними себя и свою душу. Вторжение в эту эфемерную зону чревато для незваных гостей самыми разными неприятными последствиями. Куон Хизури, креативный бизнесмен, преуспевший не только в создании бизнеса, но и в постройке таких вот преград. Для непосвящённых – он тайна за семью замками. Отгородившись от всех, молодой человек почти никого не подпускал к себе, мало кто был гостем в его доме или машине, пожалуй, таких индивидов можно пересчитать по пальцам одной руки. Он рьяно оберегал свою жизнь от посягательств окружающего мира. «Мой дом – моя крепость» — это его фундаментальная жизненная позиция.

Рассвет нового дня не застал мужчину врасплох – он уже давно не спал. Аромат свежезаваренного кофе наполнял строгую, но уютную кухню в приглушённо-бежевых тонах с тёмно-шоколадного цвета меблировкой. Сидя на высоком стуле в полной тишине, шатен всматривался в лёгкое покачивание крон невысоких деревьев за стеклом и спокойно завтракал. Мысли-воспоминания не давали ему покоя, застывая на лице мечтательным выражением и нежной улыбкой. Образы рыжеволосой красавицы не покидали ни на миг. Последнее время он как мальчишка радовался тем мелочам, которым раньше не придал бы никакого значения. Например, нежному румянцу на её щеках при встрече и робким переглядкам. Хизури упорно сопротивлялся, чувствуя, что из-за неё весь мир трещит по швам. Последние годы он безотлагательно брал желаемое, не принимая отказов, но «любовные» победы не приносили должного удовольствия, и он просто уходил. «Дьявол» имел не самую лучшую репутацию, но его это, кажется, совсем не волновало. Модели, актрисы, танцовщицы, бизнес-леди были такими разными и в то же время такими одинаковыми. Но тот поцелуй в гримёрке, её шаг навстречу, небывалый накал страстей и давно забытые ощущения вновь наполнили его.

С открытого настежь окна веяло свежестью и прохладой, но голову они не остужали, заставляя желать большего.

«Чёрт, совсем как мальчишка», — он взлохматил тёмные пряди и глянул на собственное неясное отражение в отполированном до блеска фасаде кухонной мебели, — «но сделав шаг, я не в силах остановиться. Выбирать ей, а я сделаю всё…»

Его размышления прервал громкий сигнал мобильного. Тот самый, не понадобившийся ему, будильник напомнил о массе запланированных на сегодня дел. Сделав очередной глоток горячего напитка, он вымыл посуду и направился в ванну.

Пока парень, не торопясь, готовился к новому рабочему дню, к его коттеджу подъехала машина, из которой грациозно выскользнула девушка. Сказав пару фраз водителю, она скрылась за огромными кованными воротами. Конечно, гостья могла вызвать хозяина по домофону, но эксклюзивная ключ-карта позволяла ей в этом доме больше, чем кому-либо.

Спустя время, глядя в зеркало, Куон оценил свой образ как почти идеальный, оставались лишь пара деталей. После произошедших намедни событий, он решил действовать и, лукаво улыбаясь, обдумывал дальнейшие шаги в отношении новой «звезды» клуба. Трель звонка прервала его «наполеоновские» планы.

Преодолев пространство за считанные секунды, молодой человек остановился в холле, смотря на скрытый монитор видеонаблюдения за парадным входом. Камера отразила улыбающуюся белокурую подругу в деловом брючном костюме, которой шатен, не раздумывая, открыл дверь.

— Бог мой! — во все глаза, уставившись на Хизури, пыталась совладать с собой блондинка. — Сияешь! Да так, что дурно становится.

Мягко хмыкнув, он пропустил миниатюрную особу, при этом ласково одарив её щёку приветственным поцелуем.

— Начинаешь «тактико-военные» действия, дорогой? — вопрос был чисто риторический. По выражению лица мужчины и так всё было понятно:

— Да. Пора брать всё в свои руки.
Неожиданная посетительница, перед тем как углубиться во владения зеленоглазого, достала из кармана телефон, экран которого тут же засветился, а корпус приятно завибрировал.

— Да, милый, как раз хотела тебя набрать, можешь меня не ждать, он дома.

Закончив разговор, хореограф спрятала аппарат в маленькой сумочке и присела на светлый диван в гостиной. Смотря в «мертвый», холодный камин, она размышляла о том, как поведать другу о похождениях жениха Могами. С каждым днём Куон был всё более решителен по отношению к Кёко, и Амалия понимала — дело уже далеко не в банальной похоти, он интересовался всем, что касалось рыжеволосой.

«Разговор необходим, а значит, я послужу громоотводом для нашего красавчика. Зная его, уверена – он взорвётся».

В комнате нарисовался хозяин дома, принеся с собой устойчивый аромат насыщенного парфюма.

— Кстати, ты ко мне домой по делу? — изогнув бровь, он взглянул в сторону подруги, при этом застёгивая золотую запонку, украшенную его инициалами. Они были довольно простыми на вид, без излишеств и камней. Выбор аксессуара заставил взгляд хореографа просиять – её первый ему подарок, как благодарность за всё, что он для неё сделал.

— Не совсем. Хотела убедиться, что ты хоть иногда тут бываешь, — хитро улыбнувшись, она подошла к мужчине и стала поправлять идеально стоящий воротник, — ты ещё не женился на своём клубе, а, дорогой?

— Нет, не волнуйся. Devil’s — моё всё, но я не собираюсь селиться там. Спина не выдержит постоянного сна на диване, — с ноткой сожаления проговорил он.

Последние слова позабавили Чайлд. Немного похихикав, она спросила:

— Отвезёшь меня в клуб? Я сегодня без своей малышки.

— Да, конечно, но ты ведь не торопишься? — шагая в сторону выхода, Хизури наблюдал за девушкой, которая, шустро пробежав вперёд, уже застёгивала ремешки туфелек.

— Сегодня – нет! — солнечно улыбнувшись, она покрутилась перед большим зеркалом, но, взглянув на друга, тут же застыла от тоски и боли, отразившихся в его глазах.

— Какой же ты всё ещё ребёнок…

— Куон… — голос на выдохе дрогнул. Она хорошо всё помнила. Даже слишком…

Тишина, вязкая и болезненная, накрыла пространство вокруг. Не желая впадать в уныние и взяв себя в руки, Ами со всем своим оптимизмом снова заговорила бодрым голоском:

— Хватит нагонять хандру, — она приблизилась к парню и ласково коснулась ладонью его щеки, — пусть прошлое остаётся в прошлом.

— Ты права, куколка, — шатен поцеловал блондинку в лоб и отошёл. Завершив свой образ парой элегантных туфель, открыл перед приятельницей дверь. — Мне сейчас нужно съездить на встречу с Дареном, а после – сразу на работу, — спокойно закончил он.

— Уверенна, что мистер Холл как всегда на высоте, — сморщив носик, с недовольством пробурчала Чаилд, но стоило ей завидеть припаркованный перед гаражом авто, как всё негодование в миг растворилось. Обогнув молодого человека, Амалия почти обняла капот угольно-чёрного красавца:

— Как же я обожаю твою тачку! Какая же она… Ух! — повернувшись к другу, сиреневоглазая выдала, — подари мне её! Себе купишь другую!

— Перебьёшься, — мягко ответил «Дьявол», снимая BMW с сигнализации, — садись уже.

— Слушаюсь, босс! — звонко воскликнула Чайлд, опуская за собой ламбо- дверь.

Она с вожделением поёрзала на кожаном сидении цвета слоновой кости. Устроившись поудобнее, окинула почти плотоядным взором тёмную электронную панель приборов, но как только ладошка потянулась к рулю, подсвеченному тёплым неоном, путь ей преградили большие мужские руки, с силой сжавшие его. Надув губки, девушка пристегнула ремень безопасности. После, коснувшись пальчиком сенсорной панели, включила магнитолу и стала копошиться в своей сумочке. Под первые ноты рок-композиции спорткар легко выехал из огромных, распахнувшихся ворот, которые надёжно скрывали его обитель, и помчался по пригородной трассе Токио.

Пока водитель следил за дорогой, блондинка что-то проверяла в своей записной книге, временами хмурясь или кивая.

— Какие у нас сегодня планы? — ровным тоном спросила пассажирка. Она понимала, что их ждёт разбор полётов с участием босса и хотела чётко распланировать свой день.

— Жду тебя с девочками ровно в час в тренировочном зале. Работы будет очень много. Я сам их погоняю, чтобы не расслаблялись, заодно и простимулирую хорошенько, — мужчина диковато улыбнулся, и это не предвещало ничего хорошего его танцовщицам.

Амалия в удивлении раскрыла рот, пытаясь что-то ответить, но посчитала правильным промолчать. Уж больно её пугала нахальная уверенность во взгляде начальника. Желание Куона провести тренинг лично было не то, чтоб необычным, скорее неожиданным, ведь он часто присутствовал на них, но редко вмешивался в процесс. Мисс Чайлд не покидала одна навязчивая мысль:

«Готова спорить, этот головорез что-то удумал».

Утро этого мегаполиса началось, увы, с большой аварии, затруднившей проезд к центру города, образуя пробку. Ситуация очень злила «Дьявола». К моменту их приезда к ресторану, где была намечена встреча, они уже опаздывали на три минуты. Парень, привыкший делать всё своевременно, выходя из авто, не поленился высказаться на этот счёт:

— Мать их, эти пробки! И всё из-за какого-то дебила, севшего пьяным за руль! — казалось, уже ничего не может поднять его настроение. Резко потянув дверь BMW вниз, шатен прошёл к пассажирскому сиденью с другой стороны.

— Эй! Полегче! Эта детка мне очень дорога! — ворчала подруга, — ведь ты не дверь холодильника дёргаешь. Она и обидеться может.

— Это всего лишь машина! Амалия, завязывай придуриваться… Я и так опаздываю. Может, пойдешь со мной? — задавая этот вопрос, мужчина уже знал, каким будет ответ.

— Ещё чего… — в фиалковых очах блондинки блеснуло раздражение.

Хизури лишь натянуто улыбнулся и насмешливым тоном продолжил:

— Будь умницей, достань из бардачка плотный, серый конверт и дай его мне.

Передав требуемое, Ами проследила за тем, как её друг уверенной походкой прошёл к входу в ресторан и скрылся в темноте проёма. В очередной раз она отметила, как босс был хорош собой, при этом задаваясь вопросом:

«Сможет ли Кёко открыть сердце этого неприступного как Форт-Нокс бизнесмена?»

Спустя несколько минут Куон вернулся с чёрной папкой и явно поднятым настроением. Содержимое сразу же заинтересовало хореографа. Дождавшись, когда он займет водительское кресло, мисс Чайлд настойчиво протянула руку ладонью вверх.

— Держи, — шатен, усмехнувшись, аккуратно передал ей желаемое, — а то не доедешь до клуба — умрёшь от любопытства.

Блондинка нахмурилась и показушно надула губки, но любопытство играло грубо и не по правилам.

— Как ты щедр, — она забрала предмет и показала «Дьяволу» язык, спровоцировав его тихий смех.

Хотя лично к мистеру Холлу Амалия относилась довольно холодно, о его творениях в большей степени высказывалась, как о высокопрофессиональных. Но при этом, несмотря на такую оценку, всегда выискивала в них недостатки: то модель не так прекрасна, то бренд не в её вкусе. Однако сейчас было придраться не к чему. Своих девочек она очень любила, да и странно было бы искать огрехи в собственной работе, ведь костюмы и не только они создавались с её непосредственным участием. В конце были самые яркие снимки из шатра. Сияющая счастьем Кёко, кружившая под дождём из лепестков, умиляла арт-директора своей непосредственностью. Это фото вызвало не абы какой восторг и у самого фотографа и, конечно, у Куона. Вновь эта райская пташка пленила мысли парня, не спрашивая на то позволения.

Пока они ехали к клубу, Хизури был погружён в водоворот мыслей, ведя машину скорее инстинктивно, чем осознанно. Он не замечал, что пассажирка давно закончила просмотр фотографий и наблюдала за ним. Лишь когда он припарковался, подруга позволила себе реплику:

— Не думаю, что стоит идти на работу с такой улыбкой. Все девочки, забыв как дышать, умрут от кислородного голодания.

Мужчина, не понимая, о чём речь, посмотрел в зеркало и чуть помрачнел:

— Не беспокойся, — сурово сдвинув брови, молодой человек выдал, — они умрут у меня в судорогах и конвульсиях на хореографии.

Чайлд мгновенно представила надутого маленького мальчишку, который обещал страшные муки пчёлам, посмевшим его укусить. Прыснув в ладошку, она через секунду захохотала.

***


Утро проходило в обычных делах: звонки, финансовые отчёты, графики – ничто нельзя было упустить из виду. Начальник предпочитал быть в курсе всего происходящего в Devil’s, вплоть до битой посуды. Ближе к обеду «Дьявол» собрал материалы, за которыми вскоре должен был приехать курьер. Немного поразмыслив на тему: «А не забыл ли я чего», он опустился в кресло, попутно набирая нужный номер.

Попытки дозвониться на личный телефон арт-декоратора не увенчались успехом, и Куон набрал главный контакт студии.

Нудные гудки прервались нежным женским голосом:

— Арт-студия Deco! Секретарь Набата Хироми. Чем я могу быть Вам полезна?
— Могу я поговорить с миссис Акиямой?
— Простите, но она на важной встрече. Хотите оставить сообщение? — ответили без заминки.
— Да. Передайте, что звонил Куон Хизури.
— Конечно, мистер Хизури, как только она освободится, я передам.
— Спасибо.

Стоило Куону закончить разговор, как раздался стук в дверь. После ровного «Войдите» показался охранник:

— Мистер Хизури, тут какой-то парень. Говорит, что курьер из службы «Гермес». Документ я проверил.

— Отлично, пропусти его. Спасибо.

В кабинет впорхнула миловидная пацанка в комбинезоне из джинса. На голове бандана, руки в карманах. Она пристально осмотрела помещение, а потом и самого нанимателя.

— Курьерская служба «Гермес», что мы можем для Вас сделать? — как-то отстранённо промолвила она, разглядывая панораму за окном.

Директор окинул прибывшую критичным взглядом, но внутренне оживился. Откинувшись в кресле, он монотонно проговорил:
— Ну и манеры.
— Ну, простите, не обучены.
— И как тебя взяли на работу?
— Кушать всем хочется, не все ж такие беззаботные…
— Если ты хочешь остаться на своём месте – научись не хамить.
— Конечно, Сэр, — она специально выделила обращение, но тон всё ещё был далёк от необходимого — чего изволите?

— Вот знаешь, не убедила… — взгляд парня был хоть и с издёвкой, но в то же время давал ясно понять, что тебя сейчас могут выставить за дверь, глазом не моргнув.

— Простите, — она заглянула в планшетку, что до этого была зажата под мышкой, — эм… Мистер Хизури. Чем могу Вам помочь?

— Вот и умница, — он довольно улыбнулся и кивнул на кучку документов и коробку. — Вот твоя работа и, если успеешь доставить всё за 15 минут, получишь щедрые чаевые.

— О, не сомневайтесь, сэр, я знаю все тайные улочки в этом городе, — воодушевлённо ответила курьер, забирая ношу со стола.

— Я проверю, — мужчина демонстративно поправил часы на запястье. — Время пошло.

О поклонах не было и речи, пацанка пулей выскочила из кабинета, намереваясь заставить этого богатенького дядьку щедро заплатить.

Куона повеселила смена реакций девчонки, и он с хорошим и даже более воинственным настроением начал собираться в зал.

Открыв нижнюю дверцу шкафа, молодой человек достал спортивную сумку, вытащил сменный комплект одежды и ухмыльнулся. Когда «Дьявол» начал раздеваться, в нём будто проснулся хищник, а в подсознании заиграла музыка. Пальцы ловко освободили кисти от плотно застёгнутых манжет, побежали по пуговкам рубашки. Расстегивая одну за другой, он в голове прокручивал воспоминания, как раньше множество раз проделывал подобное перед богатенькими дамочками. Череда плавных, тягучих движений, и шёлк бесшумно скользнул по широким плечам. Первая деталь гардероба легла на спинку кресла, и следом, брякнув пряжкой ремня, рядом приземлились тёмные брюки. Он помнил всё, будто это было вчера: эмоции, движения, тяжёлые вздохи клиенток, их полные вожделения глаза и шорох крупных купюр. Как бы это не казалось меркантильно, он не стыдился прошлого, часто говоря Амалии: «Все дороги моей жизни вели к мечте и этому месту. Уверен, я должен быть именно тут и нигде больше».

Стряхнув наваждение, шатен быстро облачился в белую, свободную футболку и чёрные спортивные штаны, а вместо классических оксфордов натянул массивные кроссовки. В предвкушении предстоящей тренировки, парень потянулся, чуть уловимое звяканье браслета заставило его обратить внимание на часы:

«Совсем забыл про них», — быстро справившись с застёжкой, молодой человек положил аксессуар на полку.

— Ну что, мои хорошие, сегодня я выжму из вас все соки. Держитесь!

Взяв телефон и закрепив на ухе наушник блютуз-гарнитуры, Куон скрылся за дверью кабинета.

Выйдя в коридор, мужчина быстро подошёл к большой двустворчатой двери, за которой явно слышались хохот и оживлённые беседы. Стоило створкам распахнуться и впустить директора в тренировочный зал, как его накрыла гнетущая тишина. Смех резко оборвался, и на «Дьявола» в одночасье было обращено более двух дюжин глаз. Хизури прошёл внутрь, достал из кармана мобильный и положил его на стол рядом со стерео, при этом внимательно осматривая помещение и присутствующих. Искусственный свет буквально переполнял всё вокруг, отражаясь от огромного количества зеркал. Девушки, разбившись на кучки, стояли, кто где, и, смотря на застывших дам, нельзя было сказать, что пару минут назад они усиленно тренировали что-то кроме языков. Оценив ситуацию, большой босс негромко начал свою речь:

— Добрый день, девочки! Выдохните, прошу вас. Вы мне для жестокой расправы нужны живыми, — потусторонний звериный блеск в глазах не упустил ни одного изумлённого выражения лица. — И не стоит на меня так смотреть, Тина, я не ошибся дверью.

Несколько танцовщиц вопросительно посмотрели на Амалию, которая сидела на пуфах в окружении Канаэ и Кёко.

— И нечего метать удивлённые взгляды в сторону мисс Чайлд. Мало того, что вы отлыниваете от работы в принципе, ещё позволяете себе так небрежно относиться к своему руководителю. Была команда разминаться? — Куон увидел утвердительные кивки, и его тон стал ещё суровее. — Так что, она должна с плетью над вами стоять?

Подопечные явно разнервничались: кто-то вздрагивал от громких, напористых слов, кто-то виновато опускал глаза, лишь уста Бьянки не покидала самодовольная улыбка.

— Вы вовсе забыли про дисциплину, поэтому было решено, что сегодняшнюю тренировку проводить буду я, а мисс Чайлд любезно согласилась передать мне бразды правления вместе с кнутом на ближайшие четыре часа. Но прежде, чем мы начнём, хочу обсудить вчерашнее шоу. Многие из вас справились с импровизацией и доказали, что имеют право называться «Дьяволицами Хизури», показав на сцене уровень, достойный профессионалов. Остальным я даю шанс сегодня убедить меня, что они не зря тратят моё время и деньги. Канаэ, это относится к тебе в первую очередь, — Куон обернулся к сидящим с Амалией девушкам, пронзая брюнетку убийственным взглядом, давая понять, что он не шутит. — Возьми себя в руки и начни работать как раньше. Титул примы не подарок, а привилегия, ты должна каждый раз подтверждать, что ты лучшая, иначе в любой момент твоё место может занять другая, — синеглазая, не проронив ни слова, потуже затянула бинт на ноге и, гордо минуя нескольких ухмылявшихся девчонок, встала к станку.

Искать сочувствия у конкуренток было бессмысленно, и прима понимала это лучше других. В этом террариуме с гадюками она была королевской коброй, и хоть девочки не стремились быть её подругами, её многие уважали, а для совместной работы этого было достаточно.

— Шейла и Мизуки, я бы на вашем месте так не радовался. Сегодня я намерен пристально следить за вами, и, если мне что-то не понравится… — многозначительная пауза была приправлена имитацией двойного выстрела в голову. — Вам есть куда расти, и я хочу увидеть это стремление.

К концу его пламенной речи все «рекруты» стояли по стойке смирно почти идеальным полукругом возле него, и даже хореограф с восточной танцовщицей примкнули к этому построению.

— Мистер Босс, как я понимаю, «Шатёр Восточной Сказки» нареканий не имеет?! — вкрадчиво произнесла Амалия, становясь рядом с шефом.

Хизури перевёл взгляд на рыжеволосую «птичку», заглянув в её полные нескрываемого любопытства глаза. Её такой открытый, живой взор в миг ослабил напор руководителя. Он, одарив кареглазую пламенеющим взором, обратился к арт-директору, не упуская объект разговора из виду:

— К выступлению мисс Могами я претензий не имею, чисто сработано, а главное – стопроцентное попадание в тему, — он видел, как щёки восточки окрасил нежный румянец, она перебирала пальчиками монетки на своём поясе и, опустив голову, прятала смущение.

От довольной улыбки, украсившей уста свирепого дрессировщика, танцовщицы чуть не попадали в обморок, но громкий хлопок в ладоши мгновенно разрядил атмосферу:

— А теперь я предлагаю небольшую разминку перед тренировкой. После Амалия разделит вас на две группы: с одной будет заниматься она, тех, кому нужен максимальный надзор – возьму я, и уверяю! Независимо от того, в какой вы группе — я слежу за всеми. Прошу так же учесть, что самым старательным будет полагаться бонус-приз. Итак, даю десять минут на разогрев мышц.

Повернувшись к столу, шатен нажал на кнопку стереосистемы, и из динамиков по всему залу заструилась ритмичная музыка.

Девочки разошлись по залу и приступили к упражнениям, уделяя внимание мышцам шеи, предплечий, спины и ног, согласно всем требованиям. Куон ходил, наблюдая.

— Помните, девушки, — он, вспрыгнув на подиум для лучшего обзора, тоже стал разминаться, — самый обычный набор элементов, которые знает каждый со школьной скамьи, позволяет привести мышцы в тонус и не дать вам получить травму во время силовых упражнений.

Выполняя простые действия, «вороны» окидывали наставника пристальными взглядами, стараясь как можно умелее скрыть от него это. Закончив, тренер спрыгнул с возвышенности и направился к входу в тренажёрную, вызвав удивлённые перешёптывания. Послышались голоса:

— Парни, хватаем брусья и несём за мной.

Через секунду в помещение вошли четверо. Они были из обслуживающего персонала, и некоторых узнала даже не так давно работающая в клубе Кёко. Среди них были два бармена: Ян и Хиро. Двое других были ей незнакомы. Увидев интерес подруги, Канаэ назвала имена остальных:

— Вот тот рыжий — это Кацу, он официант, а тот шатен — Стив, осветитель.

— А ты всех работников знаешь? — вопросила кареглазая.

— Нет, конечно. Они фанаты здорового образа жизни и спорта, а Стивен, кажется, из голубков, — прима подмигнула рыжей. — Мы часто пересекаемся, когда я прихожу потаскать железо. И не надо на меня так смотреть, я укрепляю своё тело — это мой рабочий инструмент.

Могами понимающе кивнула. Представители сильного пола по двое тащили на плечах балетные станки и ставили их в свободной зоне.

Сделав по две ходки, они задержались на выходе, что-то обсуждая с боссом. Закончив, Хизури вновь направил всё своё внимание на танцовщиц:

— Итак, дамы, сегодня мы как в старые добрые времена проведём тренировку в стиле боди-балет. Для вас не секрет, что искусство танца на пилоне требует хорошей силовой подготовки, но, когда вы увлечённо качаете пресс, руки и ноги вы постепенно теряете женственные очертания ваших прекрасных фигурок. Поэтому время от времени необходимо проходить курс классического балета. Так вот именно сейчас пришло то самое время кому-то вспомнить, а кому-то выучить несколько стандартных элементов, которые помогут вам привести ваши округлости к ещё более изящным формам. С сегодняшнего дня и в течение двух месяцев они станут частью ваших обычных занятий. Займите места у станков друг за другом.

Красавицы, хихикая, выстроились, как было велено, при этом постоянно заглядываясь за спину сурового руководителя. Куон заметил в отражении топчущихся за его спиной парней, играющих бицепсами, и, едва сдержав смешок, всё так же, не оборачиваясь, повысил голос на пару тонов и обратился к хвастунам:

— Ребята, если хотите задержаться и поупражняться – прошу к станку, — пыл коллег моментально поугас, и босс уловил шум закрывающейся двери.

— Ну что, готовы? — не дожидаясь ответа, строгий руководитель встал у своего станка, озвучивая фронт работ. — Сейчас мы выполним простой круг – это экзерсис, состоящий из шести элементов: батман-тандю, деми-плие, гранд-плие, гранд-батман, куде-пье, порт-де-бра, каждое упражнение выполняется на протяжении тридцати секунд, минута перерыва и на новый круг, всего будет четыре подхода. Итак, приступим.

Амалия вместе с Могами стояли у стола, и арт-директор сменила композицию на более мелодичную. Кареглазая с изумлением смотрела за выполняемыми Куоном движениями, в нём чувствовалась неимоверная сила и присущая балету грация. Он внимательно следил за суетливыми балеринами, подмечая все неточности. После окончания первого комплекса и рыжевласка присоединилась к остальным, встав самой последней. Движения, отпечатанные некогда в памяти, не давались так легко, как хотелось бы. Спустя много лет поддерживать осанку и учитывать все остальные нюансы было весьма непросто. После второго круга босс уже больше ходил меж рядов и указывал на недочёты в постановке корпуса или ног:

— Тина, умоляю, следи за локтями и положением спины и плеч, ты прямая, идеальная линия, все мышцы напряжены, колено вывернуто, — его сильные пальцы развернули девичью ножку, вызвав болезный стон, — тяни носок. Вот умница, можешь же. А ты, Шейла, — послышался резкий шлепок по попе, — не выпячивай зад, подбери его максимально и перенеси вес тела на мизинцы, — он придержал корпус, помогая ей опуститься в ровное плие.

Прохаживаясь меж танцовщиц, Хизури не упускал возможности понаблюдать и за Кёко. Он проходил мимо, с интересом изучая возможности её тела. Первая часть тренировки продолжалась с редкими замечаниями, но, в общем, требовательный мужчина был доволен.

— Умницы, девочки, давайте похлопаем себе, — по помещению разнеслись воодушевлённые аплодисменты. — Так, красавицы, рано радуемся, приступаем к растяжке – пятнадцать минут. Если хотите использовать станки – идите к стационарному, эти сейчас унесут.
Оставив девушек растягиваться, шеф дал указание, и парни забрали всё ранее принесённое. Внезапный звонок заставил шатена принять вызов, нажимая кнопку на блютуз-гарнитуре:

— Да.
— Господин Хизури, это секретарь Арт-студии Deco, Набата Хироми.
— Я слушаю.
— Если Вам удобно говорить, я могу, как Вы и просили, соединить Вас с миссис Акиямой?
— Да, спасибо, жду, — в трубке послышались короткие гудки, — Амалия, проследи за ними, пока я не вернусь.

Арт-директор улыбнулась другу уже в спину.

Стоило шатену уйти, Могами тут же направилась к брюнетке, видя её напряжённое лицо.

— Ты как? — тихо прошептала она, смотря, как подруга тянет вверх забинтованную ногу. — Может, всё же не стоит напрягаться так сильно?

— Я ценю твоё беспокойство, Кёко, но ты должна понимать, даже если я не смогу завтра стоять — я выложусь по полной.

Восточка понимающе отступила, но не ушла, продолжая занятия. В специфике её стиля шпагат был абсолютно не обязателен, но ещё с детства она была растянута, как положено, и всё, что ей оставалось – это лишь поддерживать форму. Однако после первой тренировки, на которой Канаэ показывала ей простейшие элементы пол-дэнса, она поняла, что возможности её тела не раскрыты даже на пятьдесят процентов. Поэтому уже несколько недель Могами изучала основы этого сложного искусства.

Куон вернулся в зал в хорошем расположении духа, но вот нарвавшись на тёмный взгляд пассии, чуть оторопел, пытаясь понять причину такого отношения, но она почему-то от него ускользала. На помощь пришла Амалия:

— Может, всё же дашь Котонами отсидеться хоть минут двадцать, — тон подруги был напряжённым.

— А ты думаешь, я скажу ей отдохнуть, и она послушается? — взгляд мужчины, устремлённый на приму, встретился с её полными решимости синими омутами. — Ты, будучи на её месте, отдыхала бы?

Ответа не последовало, лишь тяжёлый вздох смирения. Хизури коснулся лба блондинки, любуясь её такой неподдельной заботой:

— Она знает, что делает, не волнуйся, — лёгкий чмок в лобик и деспот возвратился к слегка расслабившимся в его отсутствие подопечным. Лиловоглазая последовала за ним, останавливаясь по правую руку, и, будто повинуясь некоему призыву, танцовщицы собрались в центре зала.

— Итак, «дьяволицы», впереди вас ждёт стрип-пластика, — обратилась к присутствующим арт-директор. — Я покажу вам несколько связок под музыку, и вы их повторите. После того как последовательность движений закрепится в ваших умных головках, мы поиграем в игру, придуманную вашим любимым «Дьяволом». А пока, — постановщица вышла вперёд, позволяя шатену немного отойти, — смотрим, запоминаем, а когда будете готовы – присоединяйтесь.

Заиграла медленная мелодия Mt Eden Dubstep – Sierra Leone, и золотоволосая приступила к демонстрации. Девушки внимали каждому движению, отпечатывая последовательность в памяти. Короткий номер, в основном, состоял из не слишком сложных элементов, что удивляло, ведь мисс Чайлд была к танцовщицам всегда не менее требовательной, чем большой начальник. Кёко, наблюдавшая за происходящим, не заметила, как голодный волк, воспользовавшись сосредоточенностью окружающих, оказался за её спиной и, чуть нагнувшись, тихо прошептал:

— Сможешь повторить?

Рыжая еле ощутимо вздрогнула, отрицательно покачав головой. Она безотрывно следила за Амалией, к которой уже присоединились Канаэ и Бьянка.

— Уверен, скоро ты будешь стоять в первых рядах.

Мужчина отошёл так же незаметно, как и подошёл. Одна за другой работницы клуба подключались к танцу, и к концу композиции, казалось, все усвоили требуемое. Музыка прервалась, и всеобщее внимание снова было приковано к боссу.

— А вот теперь, милые дамы, слушаем правила игры, думаю, она напомнит вам известную всем забаву со стульями и замирающей мелодией. В нашей интерпретации вы будете раз за разом повторять только что разученные связки, а в самые неожиданные моменты я буду нажимать паузу. Остановившись, вы стараетесь продержаться как можно дольше, при этом доводя визуально и по нагрузке элемент до предела. Мне всё равно будет ли вам тяжело или неудобно – это начало тренинга на выносливость, мы заставим ваши мышцы работать на пределе возможностей. Постепенно я буду отсеивать тех, кто нарушит статичность позиции. Выбывшие сразу идут разогреваться на пилоны с Амалией. Приготовились? Тогда… — клик пульта, и снова композиция начала своё звучание, подстёгивая танцовщиц ещё чётче выполнять поставленную задачу.

Восьмёрки, мостики, шпагаты, отточенные до автоматизма, поражали, но вот к неожиданным паузам многие не были готовы, и при первой же, несколько торопыг покинули изящные ряды пластичных тигриц.

— Ваша ошибка в том, что вы не сконцентрированы, — пояснил шатен, — вы продолжали работать как обычно и не подготовили свой мозг к смене режима тренировки, поэтому и тело не послушалось вас.

С каждой остановкой кто-то уходил.

— Мизуки, прогни спину, что ты как деревянная, — комментировал молодой человек, — Тина, напряги пресс и ноги сильнее. Фумико, ангел наш, тебе так плохо на небесах, твою попку безустанно тянет к бренной земле, подбери её и напряги посильнее. Сара, не болтайся, зафиксируй корпус ровно, твои руки должны тебе помогать держать баланс.

В конце этой тренировочной арки осталось всего семь человек, среди которых была и Канаэ, в очередной раз утвердив своё положение и авторитет в глазах конкуренток.

Хизури возвестил о перерыве и удалился в сторону душевых. Жертвы тирании попадали на пуфы, восстанавливая дыхание. Прима поправляла ослабший бинт, когда к ней подошли подруги. Восточница хвалила девочек за старания и, не взирая на атмосферу полную дружелюбия и удовлетворенности от проделанной работы, Бьянка всё же не сдержала своего привычно язвительного тона:

— Как твоя нога?
— Просто прекрасно, — брюнетка сдержанно улыбнулась, — спасибо за беспокойство.
Блондинке такой ответ совсем не понравился:
— Да? Тогда чего же ты так пыхтела? Стареешь?

— Оставь свои колкости на другой раз. Мы обе знаем, что к чему, — синеглазая встала с пуфа и приблизилась к сопернице почти вплотную, — ты же не думаешь, что все вокруг слепые и тупые. Все твои козни отольются тебе сторицей, так что не надо мне фальшивой заботы и необоснованного сарказма, лучше займись собой, а то даже с растянутыми связками я работаю лучше, — спокойным тоном парировала она — Примой тебе не стать, и все это прекрасно знают. Акстись, детка.

Броские слова вызвали у сидевших рядом приглушённые смешки, это было унизительно. Антагонистка хватала ртом воздух, но отступать всё же не хотела:

— Да ты… — не успела голубоглазая продолжить, как в разговор вмешалась Кёко:

— Я смотрю, ты просто срослась со своим вчерашним образом, ну, просто натуральная змея. Ты никогда не задумывалась, что в этом бизнесе конкуренция не имеет конца, и, даже став номером один, рядом с тобой появится такая же вторая, которая будет отравлять твоё существование лишь одним своим присутствием? Задумайся и уймись наконец.

Но Бьянка уже не слушала слов соперницы, так как её взгляд был прикован к мужчине, возвышающемуся за спиной собеседницы.

— Да у вас есть ещё силы для споров и провокаций! Подняли свои попки и марш к пилонам, — с этими словами вся компания подошла к снарядам, где уже усиленно занималась вторая группа. — Так, мои хорошие, те, кто привык работать в паре, могут встать вместе, остальные, распределяемся по залу на статичные пилоны. Амалия, бери Канаэ и Кёко и занимайте динамические, работайте по своей обычной программе.

Подруги зашли за колонну. Амалия поправила ширму, чуть повернув её, отгораживаясь от входной двери. Дополнительная зеркальная поверхность позволяла работать на всех трёх пилонах. Котонами, ощутив болезненную судорогу, прихватив свою сумку, вышла из зала. Могами проводила её обеспокоенным взглядом, но хореограф её успокоила, сказав, что прима скоро вернётся. Однако было в фиалковых глазах что-то, что продолжало тревожить сердце восточницы.

Следующие полчаса темп тренировки не сбавлялся, девочки отрабатывали «висы», «крутки» и «зацепы», стараясь выполнять всё как можно профессиональнее, дабы не будить в их и без того суровом боссе оборотня, жаждущего крови.

— Итак, дамы, — Куон сделал музыку тише и подошёл к пилону. Ближе поманив к себе смотрящих на него девушек, он продолжил. — Я хочу показать вам один достаточно сложный элемент, который раньше не замечал ни в одной из ваших танцевальных программ. Сегодня в очередной раз я смог оценить уровень возможностей каждой и уверен, что этот трюк будет подвластен всем тут присутствующим. Spatchcock или, проще выражаясь, «Складка Феликса». Сейчас продемонстрирую вам технику, а после проведу небольшой курс теории.

Для того чтобы показанное увидели все, молодой мужчина вновь залез на подиум и встал у крайнего снаряда. Оценивающе он провёл по нему рукой, после, чуть подкатав штаны снизу и стянув с себя футболку, насухо вытер ею ладони и, не глядя, откинул в сторону. Девушки восхищённо затаили дыхание. Быстро, чередой отточенных движениями, парень взобрался на пилон. Трюк в его исполнении был божественен, присутствующие с вожделением наблюдали за тем, как напряглись все видимые мышцы его тела, как чуть упали ему на глаза пряди тёмных волос. Все действия были неимоверно естественными, наполненными некой лёгкостью. Сделав кувырок через себя, он приземлился на колени. Посмотрев на подопечных, Куон встал и лучезарно улыбнулся им, в глазах некоторых читалось неподдельное обожание. Хизури всегда считал, что начальника должны не только бояться, но уважать и любить. И он всячески поддерживал в своих подчинённых благоговейный трепет. Руководитель встал, сделал пару глубоких вдохов и произнёс:

— А сейчас ваша очередь, — он спрыгнул на паркет к остальным, — Бьянка, ты первая к снаряду. Проследив гордое дефиле блондинки, шеф продолжил наставления. — Итак, начнём выполнение этого элемента с пола, когда освоите и прочувствуете его – сможете поэкспериментировать со связками. Бьянка, хочу увидеть Shoulder Mount на правую руку, — танцовщица приступила к пошаговой демонстрации.

Увидев трюк в исполнении босса, блондинка уже точно знала, что должна делать, но при этом была готова размеренно выполнять все требования этого мужчины. Она, медленно сцепив пальцы на холодном металле так, чтобы обе руки были расположены как в мужском хвате, но при этом стояли на разном уровне как в женском, упирая пилон в правое плечо, выполнила разножку, застывая в таком положении на несколько секунд.

— Правильно, — отметил строгий тренер, — а теперь заводи за пилон пятку правой ноги, разверни немного корпус, а левой рукой перехвати пилон внизу. Обязательно смотрите, чтобы щиколотки надёжно удерживали корпус тела и были закреплены за шест. Почувствуйте равновесие.

Голубоглазая выполнила всё в точности, а после, закрепив левую пятку внизу, растянулась в прекрасном шпагате.

— Теперь снаряд должен остаться за твоей спиной, подтянись немного так, чтобы он проскользнул подмышками, отведи руки назад за шест и выпрями их, — движения чётко отражали данные установки. — Всё правильно, ты молодец, можешь спускаться.

Крепче ухватившись руками, девушка опустила ноги и плавно скользнула на пол. Гордости «дьяволицы» не было предела. Её не трогали злые взгляды, лишь похвала и улыбка любимого шефа.

— Теперь тренируйтесь, поработайте над этим и другими движениями, а я понаблюдаю со стороны. И не забывайте про технику безопасности.

Отойдя, босс встал в одном из углов репетиционного зала и поманил к себе Амалию, которая находилась среди танцовщиц. Чайлд не спеша прошествовала к нему.

— Куон, что-то случилось? — в фиалковых глазах отражались лёгкое волнение и забота. Этот знак внимания был крайне приятен мужчине. Взяв девушку за руку, Хизури поднял её и потёрся щекой о запястье.

— Всё хорошо, золотце, — улыбнулся шатен, по-прежнему держа миниатюрную ладошку в своих пальцах. — Я просто хотел поговорить с тобой о предстоящем мероприятии, которое мы запланировали. Но, думаю, чуть подождём, ибо стоит оставить этих несносных девчонок без внимания, как они начинают плясать из разряда «кто в лес, кто по дрова». А меня это, сама знаешь, не устраивает.

— Всё успеется, котёночек, — ласково промурлыкала хореограф.

— Как тебе тренировка в целом? — поинтересовался он, заискивающе глядя на подругу.

— Ох, я меньшего от тебя и не ждала, но вот чувствую, — она глянула на часы, — это ещё не конец.

«Дьявол» следил за происходящим в зале. На прозвучавшее ехидное предположение блондинки не ответил. Лишь подмигнув, Куон, резко хлопнув в ладоши, обратил на себя внимание танцовщиц:

— Девочки, девочки! Ну, что это?! Пластичнее! Что вы, как негнущиеся брёвна?! Я хочу видеть в вас гибкую тетиву лука, а не сломанных марионеток, болтающихся на шесте! Соблазняйте, двигайтесь, вкладывайте душу в каждый жест и взмах ресниц, — подчинённые внимали каждому его слову.

Он видел, как они отдаются работе. Все старались отрабатывать каждое движение, придумывали новые связки для своих программ. Некоторым девочками Хизури помогал лично в выполнении нового элемента, но были те, кто вообще не нуждался в замечаниях, советах и поправках. Бьянка, как на показ, исполняла все комбинации с идеальной точностью.

Группа освежившихся в душе парней, что собралась у выхода, привлекла внимание Куона. Начальник подал им какой-то знак, и те, оставив сумки в зале, поспешно вышли. Обратно компания вернулась уже с пятью стульями, расположив их в ряд, на расстоянии пары метров друг от друга и от зеркальной стены. Танцовщицы, переводя дыхание после тяжёлых упражнений, с интересом наблюдали за происходящим. Музыка затихла, её сменил мелодичный голос хореографа:

— Девчата, подходим ближе. И не делайте вид, будто вы устали, сейчас у каждой будет возможность и отдохнуть, и оценить мастерство соперниц. Не будем забывать, что сегодня у нас необычная тренировка.

Уставшие подчинённые сначала разбрелись по залу, а потом, собрав пуфы в одной зоне, попадали на них, готовые внимательно слушать.

— Итак, ласточки мои, вы знаете, что очень важной частью вашей работы является искусство приватного танца, — начала небольшую вступительную речь Амалия, — и я говорю «искусство», потому что его важной частью является индивидуальный контакт, как визуальный, так и телесный.

Девушка отошла в сторону, уступая место второму оратору:

— Вспомним основы. Выход — это первое впечатление. Вы должны цеплять и приковывать внимание к себе. В клубе для этих целей есть многое, стоит лишь научиться использовать обстановку, атрибуты и включать воображение на максимум. Конечно, понять с первого взгляда, чего хочет заказчик сложно, поэтому переходим ко второму пункту в списке — танец перед клиентом. Эта часть помогает присмотреться к его невербальным посылам: на что он больше обращает внимание, выделить для себя позы, на которые он реагирует ярче. Затем следует третья часть — танец в партере. Работа на полу даёт возможность продемонстрировать свою гибкость и большое количество открытых, акробатических и эротичных движений. Четвёртое — это близкий контакт. Эта та часть, которая позволяет возбудить не только фантазию, но и плоть. Однако надо учитывать, для кого вы танцуете, ведь подход к мужчине один, а к женщине — другой. Любое искусство требует не только профессионализма, но и полёта фантазии, вы должны не просто двигать телом, а тонко рассчитать, как выгоднее его подать.

Наступила кратковременная тишина, все гадали, к чему клонит босс. Если задуматься, то после теории, должна следовать практика, а значит, Хизури точно выкинет какой-нибудь фокус.

— Поэтому сейчас для наглядной демонстрации, — к подготовленным стульям подошёл Куон, перекинув футболку через плечо, он сел на центральный, — каждая исполнит для НАС, — следуя его примеру, рядом расположились четверо парней, — своё умопомрачительное соло.

Девушки оживились, наполняя зал шуршанием их разнотонных голосов. Каждая мечтала, что ей в напарники достанется сам «Дьявол», чьё полуобнажённое тело действовало сильнее любого афродизиака, моментально поднимая боевой настрой.

— Я не советую вам расслабляться, дамы. Мисс Чайлд проследит за вашей техникой, также наши подопытные расскажут о своих впечатлениях. Собрав всю информацию, я выберу пятёрку лучших.

— Но я думала, что Вы будете оценивать всех лично, — с разочарованием выдохнула Бьянка.

— Нет. И этому есть простое объяснение, так вы избежите предвзятого отношения с моей стороны, к тому же самое важное – это мнение «клиента». Тут четыре молодых человека, и каждый выберет лучшую в своей группе, — он посмотрел на воодушевившихся представителей сильного пола, — и не советую им продвигать любимчиков. Надеюсь на объективность.

«Дьяволицы» снова зашумели. Под этот гул в зале появился финансовый-директор клуба, устало протирая очки платочком. Увидев его, Хизури знатно оживился:

— А вот и первая жертва, — Юки с непониманием уставился на друга, — сейчас наша прима продемонстрирует высший класс.

— Эй, ты чего удумал, чёрт? — возмутился Яширо, наблюдая, как его жена сняла бинт с ноги и уверенной походкой направилась к нему. Ответа не последовало. Канаэ, взяв его за галстук, увлекла за собой. Парни подскочили со своих мест, встретившись с её нелестным взглядом. Свободный стул был развёрнут полу-боком к зеркальной стене. Зеленоглазый улыбался, а Чайлд, поняв намерения подруги, подкатила к ним стоящую неподалёку ширму, формируя угол.

Финансист молчал и следовал за супругой, зная, что слова сейчас лишние. Любимая всегда была слишком серьёзна в работе, но вот Куону он потом точно выскажет всё, что думает о нём.

— Дайте мне минуту, — попросила танцовщица. Оставив мужа, она скрылась за перегородкой. Котонами натянула на себя тонкую трикотажную кофточку бежевого цвета с рукавом три четверти, которая своим бесформенным и несимметричным силуэтом придавала девушке немного скрытности и воздушности. Следом поправила чёрные эластичные гетры, прижимающие стрипы на невысокой платформе плотнее к её ступням.

— Я готова, — донёсся решительный голос.
Бьянка не смогла промолчать:
— И полвека не прошло.

Но её не слушали даже вечно поддакивающие Шейла и Мизуки, ожидая начала демонстрации. По сравнению с блондинкой девочки пришли в клуб совсем недавно и мастер класс от ведущей танцовщицы не пропустили бы ни за какие «пряники». Такое всеобщее внимание к сопернице очень злило голубоглазую.

Освещение в зале приглушили – оставался лишь дневной свет, пробивающийся из окон над головами. Несмотря на не самое удачное место для интимного настроения, атмосфера в помещении моментально изменилась, заиграла музыка, голоса смолкли.

Ширма помалу отъехала, являя вниманию всех девушку. Она расслабленно опиралась локтем о холодную стену, накручивая на пальчик выпущенную из высокого хвостика прядь тёмных волос. Вторая рука неспешно очертила тонкий овал лица, изящную линию шеи, продолжив томительно опускаться всё ниже. Её открытый взгляд блеснул азартом, сразу находя цель. «Дьяволица» сделала полушаг вперёд и закрыла за собой импровизированную дверь, игриво прикусив нижнюю губу. Ещё шаг. Оборот вокруг своей оси, спина почувствовала зеркальную опору. Брюнетка нарочито медленно скользила по глянцевой поверхности сначала вниз, затем вверх. Пошире расставленные ножки давали возможность округлостям девичьего тела выписывать манящие круги и восьмёрки. Плавный толчок позволил ей выпрямиться и прильнуть к амальгамной поверхности грудью, демонстрируя зрителю аппетитную попку, прикрытую удлинённой спинкой свитера. При каждом выгибе трикотаж чуть обнажал затянутые в чёрные шортики ягодицы. Яширо, абсолютно того не смущаясь, одарил прелести супруги самым жгучим взглядом. Спустя несколько секунд наяда шла к любимому, покачивая бёдрами, словно они были ласковыми волнами прибоя, но, не доходя полметра, замерла. Кофточка удачно подчёркивала танец плеч, кокетливо спадая с одного из них. Не сводя глаз с партнёра, она скользнула пальчиками по телу, по выставленной на носочек ножке до самой щиколотки, только на миг прерывая зрительный контакт. Когда движение пошло волной в обратную сторону, Котонами, подцепив край бежевого изделия, аккуратно стянула его с себя. Теперь парень с лёгкостью мог сосредоточить внимание на её привлекательных, немного приподнятых тугим топом полушариях, талии, акцентированной высокими шортами и округлой попке. Зазноба то приближалась, то отдалялась. В какой-то момент она открылась с иного ракурса, когда фривольно, с еле уловимой покорностью, опустилась перед мужчиной на колени. Кокетка по-прежнему ни разу не притронулась к молодому человеку. Прелестница завлекала, поддерживая напряжение, манила, требуя внимания, и распаляла желание коснуться её, чтобы потом, пусть ненадолго, отдаться его мнимой власти. Она скользила на паркете, вызывая у присутствующих мысль: «Хочу быть тем, на ком ты будешь так скользить». Лишь один человек в этом зале, сидя пред неистовой любовницей и еле сдерживая инстинкты, знал, что не сейчас, немного позже, эта завлекательная бестия будет извиваться под ним. Пикантные позы, которые не каждый представитель сильного пола осмелился бы использовать в сексе – танцовщица подавала так, будто это нечто простое и доступное любому. Она влюбляла в свою манеру улыбаться, в харизму и сексуальную пластику. Её тело изгибалось, идеальные шпагаты заставляли затаить дыхание, а первое её прикосновение отозвалось его тяжёлым вдохом. Распутница, по мере того как поднималась на ноги, оглаживала торс мужа руками. Пришло время дарить чувственное наслаждение. Когда наездница оседлала его, мужчина позволил себе ладонями объять её округлые бёдра. Через секунду он ощутил дурман её духов, исходивших от в миг рассыпавшихся по её плечам волос. Её запах, движения таза вызывали прилив возбуждения, от чего орган в штанах ощутимо напрягся. Канаэ стянула с него очки и взъерошила русую шевелюру, язык обжёг жаром гладкую щёку. Не переставая покачивания, танцовщица, прогнувшись в спине, опустилась меж его разведённых колен, заботливо оставляя аксессуар под стулом. Её ножка устроилась на плече парня, и он, не думая, чисто машинально поцеловал её, пропитывая тонкую ткань тяжёлым, горячим дыханием. Танец продолжался ещё где-то с полминуты, она ласкала партнёра со всей дозволенной страстью, шкода то поворачивалась к нему спиной, дозволяя ему невесомо прильнуть к её шее, то нависала над ним, почти касаясь губ. Юкихито наслаждался, но в душе молился, чтобы представление быстрее закончилось, искушение овладеть такой податливой плотью прямо тут, на паркете, он преодолевал из последних сил. Финал не заставил себя ждать: стянув с «клиента» галстук, девушка бросила на него самый пылкий из взглядов. Натянув элемент мужского туалета на собственную шею, она разгладила ткань меж соблазнительных округлостей. Послав ему последний воздушный поцелуй, прима скрылась в полумраке угла, где за ширмой её уже ждала Амалия. Музыка смолкла, и по залу разнеслись аплодисменты.

Блондинка, заблаговременно подготовив для подруги пуф и бинты, ждала. Когда главная солистка закончила выступление, она почти обессилено, с мукой на лице упала на предложенное место для отдыха. Но как только парни отодвинули ширму, выражение снова стало беспристрастным, словно застывшая фарфоровая маска. Она молча разминала щиколотку, смотря прямо на шефа, заметно возвышающегося за линией сидящих девиц, что тихо перешёптывались. Он сдержанно улыбнулся ей и вышел вперёд:

— Спасибо, Канаэ, отличное выступление. Но кто мне скажет, какую грубую ошибку допустила наша звезда? — по лицам присутствующих была заметна усиленная мозговая деятельность, они перебирали в памяти показанные ею элементы и не понимали, в чём же подвох. — Хорошо, что мы не в школе, иначе бы все получили двойки. Она позволила мистеру Яширо касаться себя.

Босс сделал многозначительную паузу, глядя на брюнетку, что метнула в него пару молний. Амалия, помогая танцовщице снять обувь желала зарядить Куону туфелькой в самое больное место, но сдержалась. Она потом устроит ему взбучку без свидетелей.

— Разумеется, это была тренировка, и танцевала она для супруга, но помните, милые дамы, вы должны выгодно себя продать, такова ваша роль в этом бизнесе. Клиент любит в вас загадку и недоступность. Прикосновения — против правил клуба. Если я узнаю, что кто-то из вас его нарушает – вылетит как пробка из бутылки, стремительно и со свистом.

Мужчина говорил грозно и с нажимом, ловя мимолётные виноватые взгляды. Но, увидев Яширо, яростно сжимавшего кулаки, предпочёл ретироваться из зала.

— Предлагаю вам не терять времени и приступать. Всем спасибо.

На этой ноте он направился к выходу, но на полпути заметил рыжеволосую, что всё это время тихонько, будто прячась, скрывалась у колонны. В её глазах пронеслась тысяча и одна эмоция, среди которых было место и осуждению, и восхищению, но больше всего от неё веяло некой печалью, причина которой была известна только ей. Перед тем как выйти он увидел, как она направилась к Канаэ и разъярённого мужчину, что, чуть не задев девушку, спешил на выход. «Дьявол» ретировался в своё логово в надежде, что его не заденет взрывной волной ярости друга, но, увы.

— Нет, ну, ты объясни мне, зачем ты так наседаешь на неё? — Яширо влетел в кабинет босса в полной боевой выкладке, свирепый взгляд и меч на голо. А мечом была чернильная ручка, колпачок которой сейчас угрожающе был направлен на взъерошенного очередной перепалкой с Канаэ шатена.

— Только не это, Юки, не хватало мне тут рыцаря в сияющих доспехах... — Куон умоляюще посмотрел на друга и сел на диван, тем самым вызвав у нападающего странную смесь недоумения и злости на лице.

Финансовый директор явно настроился на жёсткий разговор, но вид удручённого парня мгновенно поубавил пыл.

— Чего застыл, садись, можешь взять себе что-нибудь в баре.

Хизури устало откинулся на спинку, обратив свой взор к белому потолку.

— Я сюда не пить пришёл.

— Да, герой, я в курсе. Ну, давай, читай мне морали… начинай…

— Ты… нет, ну, умеешь ты сбить настрой. Что произошло, мистер большой босс?

— Произошло именно то, что и должно быть. Укрепляем позиции руководства, этим девчонкам нужен строгий руководитель и дисциплина.

— Да, и ты решил всё это проворачивать за счёт моей жены, — русоволосый снял очки, повертев их в руках, вновь вернул на место, — Она ещё не отошла после вашей прошлой дискуссии, я еле её успокоил.

— Да видел я, как ты её успокаивал, — слова слетели с языка раньше, чем шатен осознал, что ляпнул. Но сделанного не изменить и оправдываться не в его правилах. Всё так же задумчиво разглядывая белую пустоту над собой, он продолжил, — твоя упрямица просто не умеет сдерживать свой нрав.

В кабинете повисла тишина. Переварив всё сказанное, горе-муж, чуть прочистив горло, скрывая этим смесь вспыхнувшего возмущения и смущения, всё же отозвался уверенным тоном:

— Кто бы говорил.
Хизури лишь тихо хмыкнул.
— Ты же понимаешь, Куон, что всё произошедшее тогда на сцене банальная подстава?

— Это не доказуемо, мой друг.
— Возможно, но ты не можешь больше закрывать глаза на её проделки.

«Дьявол» молчал, но эта тишина не была удручающей, не казалось, что он избегает разговора, наоборот, размышляя над всем сказанным, увиденным и теперь уже просто его личной неприязнью к этой особе. Он не мог бездействовать.

— Я решу эту проблему.

***


Пытки юных танцовщиц закончились ещё час назад, постепенно все разошлись. Складывая стопкой вещи для душа, Кёко размышляла над произошедшим на тренировке. В этот день она наблюдала за ним, подмечая малейшие изменения настроения. Видеть человека, занимающегося любимым делом – стоит многого, ведь он не контролирует себя, постоянно отдаваясь работе на все сто процентов.

Первым память подкинула образ с красивым пластичным телом на пилоне. Нервы, как и все мышцы в его теле, были напряжены до предела, пока он не сказал: «Всем спасибо». Девичьи пальчики, на особо трепещущих моментах воспоминаний, с силой сжимали кусок ткани, оказавшейся светлой футболкой. Она тряхнула головой, пытаясь вернуть самообладание, и принялась безмолвно рассуждать:

«Если хоть на минуту отодвинуть в сторону его непомерно большое эго, то думаю, я смогла рассмотреть его иную сторону, немного пугающую, но от этого не менее поразительную. Обычно в жизни вальяжный и расслабленный, несколько часов назад, в зале, он выглядел по-настоящему строгим и требовательным руководителем. Он удивил меня. В очередной раз убеждаюсь, что не стоит судить по обложке, я его совсем не знаю».

Однако её очень злило его отношение к Котонами Канае, и вся эта ситуация не желала её отпускать. На секунду застыв, Могами всматривалась в зеркало, которое будто оживило образ брюнетки и её слова по окончании тренировки:

— Я – профи и никому не позволю в этом усомниться. Кёко, ты только пришла, а для меня танец – это жизнь, я думаю раз ты тут, то понимаешь это.

Рыжевласка тяжело вздохнула, прогоняя наваждение.

Несомненно, профессионализм «Дьявола» был не оспорим. В том, что восточница считала идеальным, он видел мельчайшие ошибки и тут же помогал исправлять их. Человек, который не разбирается в этом – не мог бы увидеть всего.

«Может, и в этом конфликте я что-то упускаю».

В дверь тихонько постучали. Спустя несколько секунд в проёме показалась миниатюрная блондинка.

— Извини, не хотела тебя отвлекать, но я по делу. Думаю, ты заметила, что у тебя в гримёрке замок появился, — Амалия прошла к подруге и протянула серебристый кусочек резного металла. — Держи, здесь много твоих костюмов, и он поможет тебе оберегать личное имущество.

— Спасибо, — слегка нахмурившись, Кёко задала первый же, пришедший в голову, вопрос. — А у кого ещё есть такой?

Арт-директор, перед тем как покинуть помещение, обернулась, с хитринкой посмотрев на «дьяволицу», будто говоря:

«Зачем ты спрашиваешь, если итак всё знаешь?» — а затем растворилась в полумраке коридора.

Подхватив банные принадлежности, танцовщица покинула комнату. Ключ в замке провернулся очень мягко, прозвучал щелчок. Пройдя по уже хорошо знакомому пути, она вошла в опустевший репетиционный зал. Судя по тишине, в душе было пусто. Но стоило ей войти, как вся стопка вещей упала на пол из расслабленных рук. За спиной резко хлопнула дверь.

Молодой человек стоял перед зеркалом и размеренными движениями вытирал мокрые волосы. Куон сразу заметил вошедшую, но не обернулся. Девушка мимо воли поедала его глазами, задерживаясь то на ярко выраженных мышцах спины, то на упругих ягодицах. Он стоял, не двигаясь. По неприкрытому телу парня редкими струйками стекала вода. Казалось, нагота его не смущала, от слова «совсем». Кареглазая не могла оторваться от созерцания манящей плоти, пока случайно не перехватила отражённый ехидный взор, отбившийся на её щеках заметным румянцем. Дыхание замерло в тот миг, когда он, бесстыдно улыбаясь, повернулся к ней лицом.

«Дыши, детка, дыши», — ухмыляясь, думал шатен.

Всё это грозило стать её кошмаром наяву. Хотя его образ точно будет являться ей во снах. Осознав всю абсурдность ситуации, заведя за спину руку, она попыталась открыть дверь, но ручка не слушалась. Влажная ладонь без толку скользила по гладкой поверхности шарообразной фурнитуры. Заметив её попытки, зеленоглазный медленно зашагал в её направлении. Кёко плотно сжала губы, придавая лицу более спокойное выражение, но после, спасовав перед видом надвигающейся, возбуждённой плоти, зажмурилась.

«Бесстыжая! Как я могла так долго на него пялиться?! Ну же, дверь, откройся!»

Негласные уговоры, как и физические попытки открыть створку не действовали. Девушка ощутила близость мужчины, стоило лишь его горячей ладони накрыть её пальцы, сжимающие холодный металл. Было чувство, будто её всю взъерошили и снаружи, и внутри.

— Ты … — раздался голос у самого уха, — заходи, раз уж пришла.

Сильная рука обвила талию зазнобы, а пальцы второй осторожно освободили от судорожной девичьей хватки серебристую сферу, которая под давлением уже норовила повернуться, открывая проход. Ощущение его плоти заставляло стройные ноги подкашиваться. Не позволяя ещё больше сократить расстояние, она скорее машинально, чем сознательно отстранилась, упираясь в грудь парня хрупкой ладошкой. Могами боялась открыть глаза. Она чувствовала его возбуждение, оно действовало подавляюще. Казалось, от неё больше ничего не зависит. Но, несмотря на всю двусмысленность ситуации, соблазнительный нахал лишь поцеловал её тонкие пальчики и, отодвинув наяду в сторону, безмолвно накинув мягкий белый халат, висящий на крючке рядом с выходом, покинул помещение, оставив трепещущую «птичку» один на один с её желаниями и страхами.

Кровь бурлила, но мурашки бегали по коже, при этом метко метая друг в друга молнии. Воздух, казалось, наэлектризовался. «Дьявол» словно погладил её «против шерсти». Только спустя десяток минут обрушившийся на неё поток воды дал вновь вернуться из «космоса» на землю. Вместе с прохладой пришло и понимание, что она не помнит ни того как собирала свои вещи, рассыпанные по полу, ни того как разделась и открыла кран. В ушах всё ещё звучал его голос, а в голове застыла лишь одна мысль:

«У Богов, видимо, своеобразное чувство юмора…»