19:23 

Языки пламени

Arvyn
Наше будущее здесь и сейчас, идёт обратный отсчёт...
День постепенно шёл к закату.

Четыре красавицы уже готовые к вечеринке сидели в небольшом кафе, оформленном в стиле прованс. На фоне нежного интерьера они были невероятно яркими. У стойки администратора появился крепкий брюнет, завидев которого, Амалия приветливо помахала рукой. Когда мужчина приблизился к их столику, он ласково поцеловал девушку в щёку.

— Девочки, — просияла Чайлд, — это Такэми Рюдзи, директор фирмы Сираюри. Рюдзи, это Котонами Канаэ – прима нашего клуба, Могами Кёко – восходящая звезда и её подруга Мидори Мичиру.

— Дамы, — парень поклонился юным особам, — рад знакомству. Мисс Чайлд, нам пора выезжать.

У Канаэ засветился телефон.

— Яширо уже на стоянке, — прочитав сообщение, огласила Котонами.

— Значит, нам действительно пора, — закончила беседу Ами.

Расплатившись по счёту, компания направилась на парковку.

Путь к пристани занял не больше часа. Три машины одна за другой подъехали к пирсу. Молодые люди помогли девушкам покинуть салон.

Приближаясь к заветной цели, Кёко немного нервничала, любуясь величием прекрасной яхты под названием «Найоми». Перед трапом гостей встречал администратор в белой униформе:

— Ваши приглашения, пожалуйста, — сверившись со списком, он дал сигнал охраннику, который отстегнув канат, преграждающий путь, освободил проход на корабль. — Прошу вас на борт.

Чем ближе компания подходила к «Найоми», тем больше перехватывало дыхание. Мегаяхта экстра-класса встретила их оживлёнными голосами уже собравшихся гостей, некоторые уже были на открытой части верхней палубы. Нестандартный вход с кормы открывал вид на довольно большое помещение. Могами заметила у барной стойки «Дьявола», обсуждающего что-то с другими мужчинами, которые, судя по бокалам, пили коньяк. Некоторые курили, хотя Куон явно был равнодушен к табачным изделиям. Карий взгляд вдруг рассмотрел напряжение в его гордой осанке. Мужчина выглядел отстранённым и абсолютно незаинтересованным в происходящем, но кисть, еле заметно покачивающая бокал, намекала девушке на обеспокоенность молодого человека.

Посмотрев на свои золотые часы, он, словно почувствовав взгляд, повернул голову в её сторону. Сначала Хизури заметил идущих впереди Амалию и Мии в сопровождении Рюдзи-сана, а затем и его восточную принцессу, которую вместе с Котонами вёл под руку Яширо.

Уголки его губ поднялись, смягчая красивые черты лица, напряжение, казалось, полностью исчезло, а его зелёные глаза смотрели на неё нежно и облегчённо, давая понять – он боялся, что она не приедет. Смутившись, рыжеволосая снова переключила внимание на интерьер.

Рассматривая обстановку, нельзя было не заметить центр помещения, где были два зеркально расположенных друг другу круга. Нижний, чуть утопленный в дно, был обрамлён множеством кремового цвета диванов, а середину украшал огромный синий стол. Второй был частью потолка, его центр размещали точечные светильники, а по контуру виднелось дно небольшого, скорее всего декоративного бассейна. Кёко завороженно наблюдала, как блики плескавшейся там воды отражались на полу, создавая интересную игру света. Пока она рассматривала обстановку, все присутствующие уже обсуждали их появление.

Парень, встречавший гостей у трапа, подошёл к хозяину вечера и доложил, что все на борту, и они могут отплывать. Куон кивнул, и член персонала корабля, подойдя к единственной цельной стене комнаты, несколько раз громко похлопал в ладоши, привлекая к себе внимание:

— Дамы и господа, я – старший помощник капитана Абе Хироши. Сейчас мы собираемся покинуть порт, чтобы успеть показать вам лучший в мире закат. Через полчаса яхта выйдет из залива, насладиться видом можно будет с этой или верхних палуб. После вас ждёт фуршет, небольшая развлекательная программа и танцы до рассвета. На борту есть множество уединённых уголков, которые позволят вам отдохнуть от шума и насладиться комфортом вип-класса. Наш персонал с удовольствием удовлетворит все ваши желания. Кто хочет экскурсию, прошу за мной.

К нему тут же подлетела горстка воодушевлённых представительниц прекрасного пола, с которыми он и направился наверх.

Кёко с подругами удобно расположились на мягком диване. Часть присутствующих удалилась вслед за Хироши. «Дьявол», наблюдавший за рыжей зазнобой, хотел подойти, но неожиданно появилась Бьянка:

— А вот и наш шеф, мистер Артего, — под руку со статным мужчиной лет пятидесяти шли две молодые особы. Диего, по-отечески приобняв парня за плечи, радостно воскликнул:

— Куон, мой мальчик, спасибо за приглашение! Ночь обещает быть прекрасной.

— Уверен, Вам и Вашим очаровательным спутницам понравится отдых, — шатен обворожительно улыбнулся, когда делал комплимент дамам.

— Куон, даже не думай обаять моих красавиц, у тебя ничего не выйдет.

— Что Вы, Дон Диего, когда Вы рядом, они на меня даже не посмотрят, я просто был вежлив, — незаметно он подмигнул латиноамериканкам, сразу немного зардевшимся в ответ.

Бьянка прилипла к боссу, несмотря на его брошенный в её адрес недовольный взгляд. Присутствие инвестора не давало возможности, как обычно послать её ко всем чертям, поэтому Хизури вынужденно улыбался и терпел все её нежности. Девушка то оглаживала его от плеч до пупка, будто желая проскользнуть под тёмную, шёлковую рубашку начальника, то грудью прижималась к его руке.

Неоспорим был факт, что она выглядела очень сексуально. Короткий топ с лямочками подчёркивал немаленький размер бюста, а юбка, начинающаяся от линии талии, длинной чуть выше колена, точно облегала округлые бёдра. Наряд цвета голубого металлика оттенял серо-голубые глаза, а выкрашенные в розовый несколько прядей волос подчёркивали нежный оттенок губ. Но несмотря на все ухищрения, Бьянка видела, что желанный мужчина продолжает смотреть лишь на рыжую зазнайку.

Время тянулось медленно, яхта набирала скорость, оставляя за собой пенную дорожку на воде. Яширо рассказал несколько весёлых анекдотов, и компания оживилась. Пока супруги что-то обсуждали с Ами и Мичиру, Такеми обратился к Кёко:

— Могами-сан, как Вам «Шатёр восточной сказки»? Я слышал, его сделали специально для Вас.

— «Шатёр» прекрасен, но мне кажется, Вы преувеличиваете мою значимость. Я всего лишь первая танцовщица, будут и другие. С моей стороны было бы эгоистично думать по-другому.

— Ну, почему же эгоистично, я видел Ваше выступление в клетке. Уверен мистер Хизури счёл все затраты приемлемыми, наслаждаясь прекрасным танцем.

Кёко на мгновение покраснела то ли от упоминания «Дьявола», то ли от столь неприкрытой лести. Украдкой она перевела взгляд на Куона, от чего её улыбка приобрела оттенок грусти. Картина самодовольно улыбающейся Бьянки рядом с Хизури кольнула ревностью. Заметив реакцию девушки, Амалия тут же среагировала.

— Кёко, побыть эгоисткой порой не так уж и плохо, к тому же, мистер Такеми скорее всего хотел просто услышать от тебя хвалебные восторги на счёт своего дизайна, — Чайлд сделала небольшую паузу, смотря на возлюбленного, — Я угадала? Творческие люди любят тешить своё эго похвалой.

— Все любят, чтобы их работа была оценена по достоинству, тебе ли об этом не знать.

— Ты прав, я как никто другой люблю, когда меня хвалят, — широко улыбнувшись, арт-директор, будто имитируя шимми, прогнувшись, выставила грудь вперёд, кокетливо покачивая плечиками.

— Так получается, Шатёр дело рук Вашей фирмы? — удивлённо спросила рыжеволосая.

— Да. Хотя с Куоном мы не так давно знакомы, я был рад, когда он попросил об этом именно меня. Но, откровенно говоря, в столь сжатые сроки не каждый бы сумел справиться.

— Да, котёночек бывает очень требовательным. И кстати, о нём. — Амалия окинула взглядом шатена, по-моему, его надо спасать. Рюдзи, вы с Юкихито не принесёте нам по бокалу шампанского? А я пока вытяну нашего босса из цепких лап…инвестора.

— Разумеется, дайте нам пару минут.

Парни удалились к бару, а эффектная блондинка направилась к другу на выручку. Подходя к небольшой группе людей, она встретила взгляд Куона полный немой мольбы, кричащий: «Спаси меня».

— Куон, мистер Артего, рада вас видеть, — она в своей обычной, немного нетрадиционной манере поклонилась седеющему брюнету.

— О, богиня вновь радует нас своим присутствием! — он с нежностью и нескрываемым восхищением припал губами к её запястью, — а я только что рассказывал случай, который приключился со мной, когда я служил на флоте. Не хотите послушать, прекрасная Венера?

— Я бы с радостью, но, увы, у меня срочное дело к мистеру Хизури, надеюсь, Вы не против, если я украду его ненадолго?

— Ну вот, сегодня ведь праздник, когда бы мы ещё могли пообщаться в столь неформальной обстановке, — мужчина тяжело вздохнул, заканчивая диалог уже более официальным тоном, — но я всё понимаю, дела не ждут. Он весь Ваш, мисс Чайлд.

— Спасибо, — она чмокнула инвестора в щёку и увлекла Хизури за собой, держа курс на двери.

По пути наверх они заказали напитки, поприветствовали некоторых важных гостей и как можно быстрее ретировались подальше от толпы, из которой постоянно кто-то норовил вынырнуть с поздравлениями или деловыми предложениями.

— Наконец, — облегчённо выдохнул шатен, усаживаясь в кресло приватного лаунджа – закрытой зоны, куда проходят только избранные.

— Вы так очаровательно выглядели вместе, — сев напротив, с издёвкой поддела Амалия.

— Шутишь? — устало выдохнул чуть раздражённый босс.

— Конечно, шучу! — она, оттолкнувшись ножкой, заставила кресло выполнить полный оборот и снова замереть. — Да там, на лбу, написано, чего она хочет и не проблема, если прямо на стойке. — До этого насмешливый тон мгновенно сменился на серьёзный. — Держался бы ты от неё подальше.

— Так я и держусь, она вцепилась в меня в самый неподходящий момент.

— Это для тебя он был неподходящий, а для неё как раз наоборот, она всё просчитала. Было бы глупо считать её тупой только потому, что она блондинка. Она всегда чётко видит свои цели и идёт напролом. Однажды мы ещё нахлебаемся из-за неё. Ты никогда не думал, что если бы тогда проехал мимо, твоя жизнь была бы проще?

Мужчина поднялся и, пройдя мимо, обратил свой взор вдаль, где на горизонте уже сменило свои краски небо, а солнце всё стремительнее клонилось к водной глади.

— Ами, если бы я поступил иначе, это был бы не я. Я поступил правильно, какие бы последствия это не повлекло за собой.

В помещении наступила минутная тишина, Амалия знала, что Куон прав.

— Я согласна, всем нужен второй шанс, но, когда же она осознает и поймёт, что третьего не будет?!

Обернувшись, шатен утонул в боли фиалковых глаз. Приблизившись к девушке, он наклонился и поцеловал её в лоб. В этот момент в комнате появился один из официантов с подносом:

— Ваши напитки, — широкоплечий брюнет из обслуживающего персонала подал коньяк и шампанское и тотчас же, поклонившись, удалился, лишь краем уха улавливая обрывки разговора партнёров.

— Хизури, ты видел эту аппетитную попку! Так и тянет сунуть по привычке такому sexy boy крупную купюру в штаны.

— Ами, обсудим твои наклонности в иной раз, рассматривание горячих мужских задниц – не по моей части. А пока ты не улетела в мир грёз, предлагаю вернуться к гостям, — мужчина в один глоток осушил бокал, чувствуя, как крепкий алкоголь, обжигая горло, разливается по желудку.

— Умеешь ты испортить кайф, котёночек, — блондинка кинула в парня мягкой подушечкой, до этого лежавшей под её спиной, и капризно надула губки. Но так как настроение у неё менялось куда быстрее и кардинальнее, чем погода, она тут же обворожительно пошло улыбнулась другу. — А, впрочем, пошли, там внизу ещё больше таких красавцев ходит.

«Дьявол» отправил небольшой прилетевший валик обратно адресату, ехидно поддевая лиловоглазую:

— Я ведь могу всё Рюдзи рассказать.

— Я умоляю тебя, Хизури, ты видел, в каких откровенных нарядах пришла добрая половина твоего персонала, и что мне теперь выколоть ему глаза? Пусть насладится лицезрением того, что придётся ему по вкусу, я же руками не трогаю и ему не предлагаю. Да и вообще, — она встала и почти прильнула к возвышающемуся над ней парню всем телом, — ты слишком сильно меня любишь, чтобы подставлять подобным образом, — носиком она, как ласковая кошечка, потёрлась о его грудь, почти мурча.

— Хитрюга, — заключил мужчина. Он приобнял тонкий девичий стан и, предложив напарнице руку, увлёк её к центральной лестнице, соединяющей между собой все палубы корабля.

В это время яхта остановилась, а Кёко наблюдала за тем, как стены в комнате превращались в дополнительные площадки, заполняя пространство светом уходящего дня. Рядом с бокалом в руках стояла Мии. Её платье цвета фуксии будто переливалось в лучах заката: невероятный спектр оттенков играл на юбке, что доходила до середины бедра, и заметно менялся на единственном широком рукаве, развивающемся при лёгком дуновении ветра. Нежные накрученные локоны, выпущенные из собранной на затылке причёски, обрамляли лицо, а мечтательное выражение притягивало внимание многих мужчин на яхте, но увлечённая закатом девушка их не замечала.

Яширо с Канаэ где-то затерялись, Амалия, стоило ей войти в зал, была перехвачена Такеми, поэтому те мгновения, пока подруги могли созерцать живописный закат, они молча им любовались, думая о чём-то своем.

Из динамиков, которые, как оказалось, были спрятаны повсюду на корабле, раздался низкий мужской голос:

— Добрый вечер! С вами говорит капитан Хидео Яно. Сейчас без пяти минут семь, температура воздуха плюс двадцать два градуса по Цельсию, а до рассвета почти четырнадцать часов, наполненных музыкой танцами и развлечениями. В главном лаудже вас ждет фуршет, просим всех подняться на верхнюю палубу, персонал любезно проводит вас к столам. Приятного вам отдыха,— с шипящим звуком речь закончилась

Один за другим работники клуба Devil`s и их спутники направились к лестнице.

— Моми, пошли, а то потеряешься, — позвала рыжую Мидори, что уже стояла в компании Канаэ и Яширо.

— Конечно.

Они одни из последних поднялись наверх, где их ждал симпатичный подкаченный парень в чёрном. Он был в классических брюках и в короткой жилетке, которая в принципе не могла бы застегнуться на его груди, пусть бы даже на ней были пуговицы, лицо украшала маска. Он протянул свободным дамам руку, предлагая провести к месту фуршета. Мии с удовольствием прильнула к мужчине, а вот Кёко предпочла просто пойти следом, немного нервно сжимая в руке маленький, блестящий клатч.

Они прошли вблизи того самого бассейна, который виднелся сквозь потолок предыдущего зала, по ещё одной лестнице вверх, ведущей на более закрытую палубу, над коей различалось ещё минимум два уровня. На открытой части расположилась небольшая группа столиков, но компания прошла дальше. Центральный лаундж встретил тихой музыкой и ароматами всевозможных закусок. Части стен, выполненные из стекла, открывали невероятную панораму на темнеющий горизонт.

Непонятно откуда к ним подплыла Ами с кавалером, а не представившийся провожатый в маске тут же раскланялся и исчез.

— Амалия, слушай, а откуда у Хизури столько денег на аренду такого судна? — задала давно волнующий её вопрос Мичиру.

— А! Нам предоставили её временно взамен на бесплатную вечеринку в клубе. Между прочим, Агава-сан является владельцем этой яхты, он и есть заказчик последнего шоу. И скажу я вам, он остался очень доволен проделанной Куоном работой.

— А кто-то вообще бывает им недоволен? — как-то скептически отозвалась Кёко.

Блондинка отвечать не стала, лишь многозначительно улыбнулась.

— Да ладно тебе, Ами, чего тут молчать, девочка должна знать с кем работает, — возмутилась Котонами. На этой ноте её супруг предпочёл покинуть женскую компанию и найти тот самый предмет обсуждения. Мистер Такэми последовал его примеру, а брюнетка, не отвлекаясь от темы, продолжила, — «Дьявол» же занимает почётное место идеала мужчины, был бы он актёром или певцом, точно был бы в рейтинге самых желанных холостяков страны. Сейчас он известность в очень узких кругах, и я ещё не видела ни одной женщины, которая перед ним устояла бы и ...

— Да ладно, ни одной, — наигранно удивлённо перебила Могами, — а как же ты или Амалия?

— Нет, ну вы на неё посмотрите. Мы, как говорится, исключение из правил. Лично на меня его обаяние не действует, даже наоборот. Стоит ему попытаться со мной пофлиртовать даже в шутку, у меня остаётся ощущение, будто над головой висит гильотина, и вот-вот придёт мой конец. Вот Юкихито – совсем другое дело.

Прима пробежала взглядом по залу, отыскивая силуэт своего любимого. Он стоял рядом с Куоном, воодушевленно беседуя, и периодически поглядывал в сторону возлюбленной, одаривая оную нежной улыбкой, стоило их взорам встретиться.

Сложно сказать, что обсуждали джентльмены, а вот прекрасные дамы с застывшим сожалением на лицах слушали рассказ Кёко о проблемах с женихом: их недавнем скандале и небеспочвенных подозрениях Хью в измене. Непонимание его поступков было высказано рыжеволосой прямо и откровенно. Но в какой-то момент она, посмотрев на лицо Канаэ, вдруг вспомнила.

— Кстати, миссис Котонами, — официально начала рыжевласка, в её голосе чётко прослушивались нотки укора, — а где это Вы пропадали целую неделю? Весь день хотела спросить, но всё не представлялось возможности.

Услышав заветный вопрос, «дьяволица» заметно приободрилась: её глаза заблестели азартом, а лицо украсила полуулыбка, кричащая: «Так я вам и рассказала». Такая реакция ещё больше раззадорила девушек, одна лишь Чайлд без особого интереса отнеслась к прозвучавшему, что не укрылось от внимания рыжей птички.

— Вижу, Ами, ты что-то знаешь, — Кёко сложила ручки на груди и напустила на себя очень обиженный вид, да так натурально, что подруги, испугавшись, переглянулись и, приблизившись, что-то нашептали Могами и Мидори на ушко.

— Не может быть! — возглас восточницы получился чуть громче, чем хотелось бы, она тут же осеклась и принялась обнимать подругу, поздравляя, — я так за тебя рада!

За происходящим внимательно следила Бьянка, которая могла только догадываться о причинах такой взволнованности соперниц.

— Как меня от них тошнит, — не смогла сдержать негодования танцовщица. Шейла и Мизуки, раздираемые не меньшим любопытством, поддакивали импозантной блондинке.

Шёл второй или третий час вечеринки. За бортом, как и местами на борту, стало темно. Стремясь не напиться в самом начале вечера, танцовщица старалась не усердствовать с алкоголем, но выпитый сок вынудил рыжеволосую оставить весёлую компанию и отправиться на поиски дамской комнаты. Не успела она скрыться в кабинке, как входная дверь звучно хлопнула, а помещение заполнилось чуть пьяным девичьим смехом.

— А вы видели её на недавней тренировке! Да кроме как однообразно крутить задницей она ничего не может. Тоже мне звезда, — послышался чуть хриплый голос одной из вошедших, сопровождаемый тихим журчанием воды.

— Она не способна быть столь сексуальной как ты. Для босса она очередная игрушка, ей больше нечем его зацепить. Рано или поздно ему наскучит однообразный восток, переспит с ней разок и выкинет, — насмехаясь, проговорила вторая дама.

— Он мой, — с нажимом произнесла третья, чуть растягивая слова.

Этот акцент сложно было не опознать. Последнее время стоило француженке заговорить, как Кёко начинала закипать то от злости, то от возмущения. Данная ситуация не стала исключением, она сжала кулаки, сдерживая порыв выйти и разбить крошечный носик самовлюбленной фифы.

— Я не позволю третьесортной рыжей вертихвостке получить «Дьявола», — продолжала неугомонная бестия. — Сегодня он будет моим.

Звук воды стих, затем и сплетницы покинули помещение. В туалетной комнате ощущался стойкий аромат разномастных духов, от которого невольная шпионка даже чихнула. Решив не устраивать скандал, она поступила правильно, но злость, скопившаяся внутри, подпитывала её неприязнь к блондинистой особе.

«Не дам этой ядовитой змее шанса надо мной посмеяться. Пусть думает, что хочет, прав на него я не предъявляла».

Освежив макияж, восточница покинула помещение и вернулась в зал к остальным. Девчонки весело щебетали, а Могами не могла выкинуть из головы услышанное.

«Это я скучная, третьесортная вертихвостка? Да кем они себя возомнили?»

Официанты не успевали подносить к столику шампанское.

— Эй, подруга, полегче с этим, — перехватывая четвёртый бокал, отчеканила Котонами, — ты куда торопишься?

— А никуда, мне что, выпить нельзя? Сегодня вроде бы праздник, так не мешайте девушке отдыхать, — огрызнулась Кёко, но поймав укоризненный взгляд хореографа, тут же осеклась, — Извините девочки, я что-то сегодня не в себе.

Рыжеволосая виновато отвела глаза и в этот момент к столику подошли кавалеры, приглашая своих спутниц на медленный танец.

— Мы об этом ещё поговорим, — снисходительно улыбнувшись, Канаэ ушла с мужем на танцпол. В приглушённом свете софитов её ярко-красный брючный комбинезон был заметным пятном среди всевозможных классических чёрно-белых нарядов и кричащих платьев цвета металлика. Не то, чтобы прима была единственной женщиной в красном, просто в данный момент в центе зала она была на голову выше всех своих конкуренток, она привлекала внимание грацией и сдержанной сексуальностью. Чёрные прямые пряди волос с одной стороны были заплетены в три косички. Это открывало и визуально подчёркивало длинную шею и изящные серебряные серьги с нитями, почти касающимися женского плеча. Несмотря на высокий каблук, она была немного ниже мужа, который трепетно сжимал любимую бестию в страстных объятьях.

Пока Могами наблюдала супругами, к столику подошли двое:


— Почему столь прекрасные дамы скучают, не хотите ли потанцевать? — Ян первым задал вопрос. Он, подмигнув, протянул руку девушке в платье цвета фуксии.

— А почему бы и нет. Меня зовут Мидори Мичиру, — русоволосая, воспользовавшись галантным жестом парня, встала с диванчика и последовала за ним. Кёко лишь слышала, как с поклоном Ян назвал своё имя.

— А Вы, Могами-сан, почему скучаете?

— Ну, наверно потому, что Ваш друг только что ангажировал мою подругу, без которой мне стало очень одиноко, — рыжевласка всё же пригубила из принесённого ранее бокала и улыбнулась Хиро.

— Ну, может, я смогу поднять Вам настроение? — он заглянул в её медовые глаза, ища хоть намёк, что его попытка привлечь внимание увенчалась успехом. — Как на счёт зажечь вдвоём, немного подвигаться, развлечься? А после я угощу Вас вкуснейшим коктейлем.

Реакция однозначно последовала, читался явно заинтересованный взгляд, однако он был направлен куда-то мимо него, блондин хотел что-то сказать, как на его плечо опустилась тяжёлая ладонь:

— Боюсь, эта очаровательная особа уже обещала танец мне, — свинцовый тон с нотками угрозы явственно говорил, что оппонент претендовал на нечто большее, чем один танец.

Могами как-то виновато улыбнулась. Хиро понял, что выбор уже сделан, но сдаваться был не намерен:

— Если Вы передумаете, я к Вашим услугам, — задорно подмигнув восточнице, парень небрежно скинул кисть Куона, переключаясь на него. Вызов брошен.

Проводив взором весёлого бармена до стола с выпивкой, девушка вернула своё внимание к возвышающемуся над ней шатену. Кёко смотрела в зелёные глаза, а смятение на пару с предвкушением одолевали девичью душу, мужчина же молчал, о чём-то размышляя.

«Вот же прохвост. Чё за выкрутасы? Ему что, жить надоело»?

На миг взгляд шатена стал тёмным, но лишь на миг. Будто бы решив, что об этом побеспокоится позже, он с нежностью улыбнулся золотоглазой, с предложением протягивая ей руку:

— Потанцуем?

Отставив бокал, наяда приняла приглашение и вышла из-за стола, при этом невесомо накрывая его горячую ладонь своей. Когда они шли к танцполу, она даже не пыталась сопротивляться в своей обычной манере. Звучала лёгкая музыка, сопровождаемая приятным баритоном, принадлежавшим Блэки Лолессу.

В центре зала, когда он, не меняя положения ведущей руки, вторую положил на талию девушки, рыжевласка почувствовала лёгкое волнение. Но стоило отвести взор и увидеть завистливый взгляд белокурой соперницы, она тут же расправила плечи и под властью момента прильнула к телу партнёра настолько близко, насколько это было возможно. В танце Куон вёл её за собой очень уверенно и мягко. Чувство защищённости вернулось к Могами вместе с трепетом и чем-то запрещёно-желанным, сладким. Медленная песня будоражила, и Кёко вместо того, чтобы стыдиться своего поведения, лишь сильнее прижималась щекой к широкой мужской груди. На мгновение она погрузилась в себя, размышляя:

«Если моё сердце так неудержимо влечёт к этому человеку, какое я имею право оставаться с Хью. И речь тут не о его предполагаемой измене, а о том, что выйдя замуж, я обману и его и себя. Может, это шампанское придаёт мне смелости, но сегодня я должна разобраться в себе».

С первой же секунды как его «птичка» появилась на палубе в светло-бежевом платье, он не мог отвести от неё глаз. Она была прекрасна. Её губы, накрашенные прозрачным блеском, раз за разом заставляли вспоминать их вкус. «Дьявол» чувствовал, что всё глубже опускается в омут противоречивых чувств к этой девушке. С одной стороны, это казалось лишь притяжением плоти, но с другой – она что-то задела в его душе, и он больше не мог оставлять всё как есть. Сейчас она была в его руках, льнула к нему, заставляя мужское сердце заходиться в лихорадочном беге, он чувствовал отклик её собственных чувств в твёрдом взгляде, который она подняла, лишь чуть-чуть отстранившись.

Встречая помутневшие зелёные глаза с расширенными зрачками, она отпустила все проблемы и сомнения, с интересом осматривая каждую чёрточку его лица. Как же ей хотелось снова испытать то наслаждение от его поцелуя.

Поддавшись желаниям, она будто бы потянулась к его губам, но в ту же секунду замерла. Он понял её намерения, как и то, почему она не осуществила желаемое. Её щеки горели румянцем, а от смущения она опустила глаза.

Шатен не мог не заметить, что за ними некто пристально наблюдает. Лишь одна особа зло и завистливо следила за близостью двух людей – Бьянка. Делая вывод, что стоит увести отсюда Могами, Куон, наклонив голову, едва слышно прошептал ей на ухо:

— Давай уйдём отсюда. Буду ждать тебя у лестницы на палубе, — отстранившись, под звуки последних аккордов мелодии он галантно поклонился и чуть громче добавил, — спасибо за танец.

Она не перечила, только кивнула, чувствуя, как его губы прильнули к холодному запястью. Мужчина ушёл в противоположном направлении, и рыжая успела заметить, как следом за ним увязалась блондинка в голубом.

Пока Могами наслаждалась танцами и пыталась разобраться в себе, её подруга детства в поисках дамской комнаты немного заплутала. Мии шла по длинному, плохо освещённому коридору, медленно всматриваясь в таблички с надписями на английском языке.

— Говорила мне Кёко учить английский. Зря я её игнорировала, говоря, что мне латыни достаточно.

Где-то справа раздался глухой звук, и девушка в надежде найти того, кто подскажет ей, куда она попала, свернула в соседний коридор. Сама не зная почему, она без стука открыла деревянную дверь. В каюте царил полумрак, небольшой настенный светильник прояснил очертания стоявшего у двуярусной койки юноши.

— Простите, я немного заблудилась… — девушка не без удовольствия рассматривала широкую спину незнакомца, подмечая довольно большую татуировку на его правой лопатке. На рисунке безошибочно можно было рассмотреть закованные в цепи разбитые часы, стрелки которых указывали без четверти четыре.

Парень обернулся – это был один из официантов, его лицо украшала всё та же маска, он застёгивал ремень на брюках, сползших чуть ниже положенного. Сложилось впечатление, что Мичиру застала работника обслуживания, когда он переодевался. Русоволосая заметно смутилась от мысли:

«Зайди я минутой раньше… Будда, о чём я думаю. Но он горяч, и это тату я не могу понять, оно меня больше пугает или возбуждает».

Она молчала, а молодой человек, накинув положенную ему жилетку, приблизился к незваной гостье.

— Надеюсь, этот маленький инцидент останется между нами, — он заглянул в её карие глаза, — за то, что Вы видели – меня могут уволить.

Мидори улыбнулась, не смотря на то, что она была виновницей происходящего, ей захотелось получить что-то от него. Она сделала шаг вперёд, её ладонь очертила приятный рельеф мышц на его груди. Юноша немного оторопел, а может, в его взгляде даже мелькнуло разочарование. Однако оно быстро сменилось удивлением. Соблазнительница лишь поцеловала его в щёку, оставляя на ней неяркий, но заметный след от розовой помады и тихо прошептала:

— Это будет платой, за моё молчание, — и, сделав шаг назад, она вновь оказалась в коридоре.

Опешивший брюнет растерянно улыбнулся и предложил проводить заблудшую особу к остальным гостям. На палубе она не нашла подругу детства, но с удовольствием составила компанию вечно веселившимся Яну и Хиро, которые развлекали уже здорово опьяневших красоток, жонглируя шейкерами и угощая их вкуснейшими коктейлями. Но с этого момента и на протяжении всей ночи она постоянно чувствовала на себе чей-то пристальный взгляд.

Незадолго до появления Мидори заиграла какая-то популярная композиция. Вокруг началось движение, люди засуетились, плотнее сбиваясь на танцполе. Могами, с трудом пробравшись через толпу, вышла из лаунджа, чувствуя приятную свежесть прохладного ветерка. Она медленно шла к лестнице, вокруг почти никого не было, складывалось впечатление, будто все либо ушли танцевать, либо попрятались по тёмным уголкам этой шикарной яхты. Она давно не видела мисс Чайлд, даже Мии где-то запропастилась.

Спускаясь вниз и почти достигнув последней ступеньки, то ли от переизбытка кислорода, то ли от выпитого алкоголя рыжеволосая почувствовала лёгкое головокружение. Соскользнувшая нога лишила равновесия и, если бы не сильные мужские руки она бы точно что-то себе сломала, в лучшем случае каблук.

— Много пить тебе определённо нельзя, — Хизури без зазрения совести подшучивал над девушкой в своей чуть нагловатой манере, — Осторожно, — он помог ей обрести опору не только в ногах, но и в своём лице, — нам сюда.

Они ступили на ровную поверхность, но тут же мужчина увлек её в направлении следующей.

— Быстрее, Кёко, иначе она нас догонит, — «дьяволица» моментально прибавила шаг, хотя и не сразу поняла, о чём речь, но вспомнив ту, что неустанно пыталась навязать своё внимание боссу, она даже пустилась в бег.

Куон не отставал. Понимая, что туфли стали помехой, Могами, смешно прыгая с ноги на ногу, стянула их, при этом умудрившись не уронить свой маленький клатч, зажатый под мышкой. Шатена очень позабавила эта картина:

— Смотри не упади, бельчонок, — не сдерживая улыбки, он засмеялся, но тут же перестал, когда словно в отместку, раззадоренная танцовщица припустила так быстро, будто от этой «стометровки» зависела её жизнь.

Стены из алюминия и стёкол уже давно закончились, а она всё бежала. Безлюдная вертолётная площадка встретила их таинственным мерцанием мириада звёзд. Мужчина, прибавив скорости, нагнал свою спутницу, хотя еле успел притормозить, чтобы не сбить оную с ног. Обняв её со спины, он не мог понять причин, по которым она остановилась так внезапно. Однако стоило оторвать свой взгляд от плавного изгиба девичьей шейки, которую он нежно до этого поцеловал, как всё тут же прояснилось. В мягком закутке на носу корабля, прямо перед ними предавались страстным ласкам двое. От ранее прекрасной высокой прически блондинистой девушки ничего не осталось, вьющиеся локоны разметались по спине. Чёрное платье, несмотря на длинный прозрачный подол, еле скрывало прелести сидящей верхом на мужчине женщины.

На Кёко снова напал ступор, а «Дьявол» тихонечко шепнул ей, едва касаясь губами пунцово-красного ушка:

— Второй раз ты уже в подобной ситуации.

И будто специально именно в этот момент, возможно почувствовав нежелательное внимание, блондинка обернулась. Могами чуть не уронила всё то, что держала в руках.

— Милый, кажется мы тут уже не одни, — шелковистым голосом промурлыкала мисс Чайлд. Куон же обошёл оцепеневшую рыжую, пряча её за своей спиной. В ту же секунду восточка кинулась прочь, выронив маленькую сумочку, а шатен, кинув дежурное: «Извините, что помешали», поднял потерю и бросился за ней.

В мыслях Кёко повторяла одно: «Простите, простите, простите» и продолжала бежать, пока Хизури не увлёк её в тёмное помещение, перехватывая на бегу за кисть. Он смеялся заливисто и искренне, словно юнец, ещё не вышедший из подросткового возраста.

— Будда, как стыдно, — еле слышно проговорила рыжая, опираясь спиной о закрытую холодную дверь.

— Да ты просто мастер попадания в неловкие ситуации, да ещё и столь экстравагантные, — он кинул девичью кладь на кровать, а лукавость в голосе заставила объект критики ещё сильнее покраснеть.

— Так вот и держись от меня подальше! — она кинула в него сначала одну туфлю, потом другую, — а то глядишь, наклонности появятся, если ещё пару раз станешь по моей вине свидетелем подобного!

Мужчина увернулся от метательных снарядов и приблизился к взбешённому бесёнку почти вплотную:

— Не глупи, — он нежно провёл пальцами по её волосам и тут же упёрся рукой о гладкую поверхность деревянной опоры, — да, момент выдался неловкий, но это не смертельно. — Его голос из лукавого превратился в низкий и бархатистый, — я и не такое в жизни видел. К тому же, тебе бы сейчас не об этом переживать.

«Дьявол» наклонился ближе к её лицу, его вторая ладонь прошлась по её обнаженному плечу и вниз по руке, где он крепко сплёл свои и девичьи пальцы в замок. Полумрак в комнате совсем не был помехой, рыжая красавица отчётливо видела блеск его глаз и движения губ.

Он не стремился перехватить инициативу как в прошлый раз, она должна была закончить то, что начала там, на танцполе. От бега девушка слышала шум в голове, сердце стучало как сумасшедшее, когда она кожей чувствовала его близость, казалось, оно от напряжения просто взорвётся, от переизбытка адреналина в крови. Рука коснулась мужской груди, прикрытой рубашкой, его сердце тоже заходилось, отстукивая бешеный ритм. От прикосновения тяжёлое дыхание Куона на миг замерло, он поднёс их сомкнутые замком пальцы ближе к своему лицу, одаривая её тонкое запястье жаром и влагой поцелуя. Разомкнув эту сковывающую связь, рыжевласка очертила подушечками пальцев линию его подбородка, скулы, позволяя второй ладони плавно скользить вверх до ключицы. Крепкие объятия кареглазой сомкнулись тогда же, когда её уста накрыли его.

Делая этот шаг, она тонула в предвкушении. Он целовал её нарочно медленно, растягивая каждое мгновение до необъятной бесконечности. Они оба уже не различали зрением ничего, были слепы, только ощущения вели их в этом танце. Девушка была такой податливой и нежной, что от испытываемых эмоций земля буквально уходила из-под ног. Маленькая, хрупкая, мягкая. Куон за талию прижал её к себе, углубляя поцелуй.

Она млела от жара и в то же время дрожала, сбивая собственное дыхание. Бархатные прикосновения мужского языка к её языку заставляли отвечать на ласку. Кёко тянулась к нему, жадно прихватывая губами его губы, чуть прикусывая то одну, то другую. Руки гладили широкую спину, наслаждаясь ощущением силы.

По телу прошла волна сладкого возбуждения. Концентрируясь сначала в животе, оно сводило мышцы, заставляло извиваться тело, а затем, словно тягучая карамель, оно опускалось ниже. Стремление безраздельно владеть ею становилось сильнее его ранее непреодолимого желания никогда больше не испытывать подобного.

— В этот раз я не дам тебе убежать, — тихо сказал он, сжимая ладонью овал упругой попки.

Рыжеволосой было трудно дышать от чувств, охвативших сознание. Голова кружилась, ноги подкашивались. От контраста холодной двери под лопатками и горячего тела шатена по коже бегали мурашки. Куон поднял её на руки с такой лёгкостью, будто она ничего не весила. Пока Хизури нёс наяду к кровати, она запустила руки в его волосы, наслаждаясь их мягкостью. Кёко гладила его по шее и загривку, ощущая, как он вздрагивал от каждого касания.

Парень опустил свою ношу на большую кровать, осторожно размыкая объятия. Проникаемый сквозь панорамное окно свет не позволял в деталях рассмотреть желаемое. Мужчина включил небольшую лампу, стоявшую на тумбочке. Каюту заполнило приятное, приглушённое освещение. Он стоял, нет, не медлил, он ласкал её очертания затуманенным взглядом. Это было невыносимо для девичьего сознания, опьянённого возбуждением, которое дарили прикосновения этого человека.

Могами, встала на постели, высота которой сровняла их в росте, приблизилась, сражая партнёра своей инициативой. Запустив холодные пальчики под ворот его рубашки, оглаживая кожу шеи и плеч, она скорее почувствовала, чем услышала его тихий стон. Было приятно, что она может вызвать такую реакцию у самого Куона Хизури. Она стала расстёгивать пуговицы на тёмном шёлке, скрывающую всю красоту и мощь тренированного тела. Её решимости можно было позавидовать, но вот нотки страха перед тем, что должно было произойти, заставляли руки дрожать.

Шатен чувствовал её лёгкую панику. Сняв запонки и полностью оголив торс, он бережно потянул за собачку на молнии, расстёгивая платье, прошёлся губами по декольте и животу, опускаясь перед ней почти на колени, помогая стянуть ненужный элемент одежды. Отбросив наряд на кресло, он, приподняв девушку за талию, ожидал, что она обнимет его бёдра ногами. Что она и сделала. Он осторожно опрокинул её обратно на подушки, впиваясь в сладкие губы страстным поцелуем, укрощая мелкую дрожь в хрупком теле. Ощущение и даже сама мысль о неприступной птичке, что лежала под ним, возбуждали до предела, а то, как она тянулась за поцелуями, заставляло сходить с ума. Он гладил её руки, целовал губы и шею, слушая её сладкие стоны. Куон надеялся, что на нежной, загорелой коже не останется его меток, хоть и не был уверен в своей сдержанности.

В какой-то момент девушка почувствовала, что её уносит, и тело обмякло в руках мужчины, который, не ожидая подобного, с волнением смотрел на объект своего страстного желания. Он проверил её дыхание, оно было спокойным и размеренным. То ли от переизбытка чувств, то ли от выпитого алкоголя, его восточная принцесса просто лишилась сознания в самый неподходящий момент. Она спала.

— Такого точно со мной ещё не бывало, — засмеялся зеленоглазый, глядя на её спокойное, милое личико. Хизури осторожно отодвинулся чуть в сторону и, напоследок полюбовавшись хрупкой фигурой в бежевом белье, бережно накрыл тонким одеялом.

Куон долго лежал, впитывая памятью минуты их первой ночи, проведённые в одной постели. Уснуть удалось, когда утихла музыка на верхней палубе. Он прижимал к себе хрупкий стан чаровницы, осознавая, что ради такой, как Кёко, стоит снова попробовать построить отношения.

***


Когда Могами открыла глаза – было раннее утро. Девушку разбудил рассвет. Не зашторенная стеклянная стена каюты открывала панораму на ту самую вертолётную площадку на носу яхты и невероятной красоты горизонт. Оглядев обстановку вокруг, она пыталась вспомнить, как оказалась тут. Но последнее, что она помнила – это, как сломя голову, несётся по палубе.

Стены, обшитые деревянными панелями, кресла, пара тумбочек у двуспальной кровати, покрытой светлым покрывалом. В одной из панелей вмонтирована ручка – там уборная, поняла кареглазая. Она смутно догадывалась, где может находиться, однако самого хозяина каюты пока не было. Стоило пошевелиться, чтобы сесть, как головная боль напомнила о выпитом вчера шампанском. Одеяло сползло, и рыжеволосая, почувствовав себя неуютно, поморщилась от лёгкой свежести, царившей в помещении. Она хотела прикрыться и в этот момент поняла, что раздета. В панике по самый подбородок она натянула покрывало, прислушиваясь к голосу собственного тела, и, поёрзав, с облегчением поняла, что кроме головы у неё ничего не болит. Сознание постоянно посещали странные видения, сопровождаемые ещё более сильной головной болью. Найдя глазами платье, аккуратно лежавшее на одном из кресел и рядом стоящие туфли, гостья, боясь, чтобы «Дьявол» не вернулся в самый неподходящий момент, укуталась в тонкое покрывальце и, прихватив своё добро, пулей прошмыгнула в душевую, предусмотрительно закрыв за собой дверь.

Почему-то залезть в душ она побоялась. Пустив в умывальник струю холодной воды, стала неистово тереть поочередно то щёки, то лоб, то глаза, смывая остатки вчерашнего макияжа. Процедура заняла от силы пару минут. Взяв одно из полотенец, Могами промокнула им лицо, а потом, сердце сжалось в ужасе. Её собственное зеркальное отражение «украшало» тёмное пятно в районе ключицы.

«Нет! Только не это!»

Девушка тёрла влажной тканью шею, надеясь, что это не засос. Но надежды таяли, и она, швырнув полотенце на столик, стала быстро натягивать платье и туфли. Наряд почти, но не полностью скрывал позорную метку. Вспомнив о том, что где-то в сумочке был небольшой тюбик тонального крема, который был прихвачен, чтобы скрыть утренние круги под глазами, она кинулась обратно в комнату.

Золотистый клатч лежал на полу у кровати и, если бы не его блеск, рыжеволосая могла его и не найти под сползшим одеялом. Когда она подняла пропажу, в комнату вошёл Куон. В руках он держал поднос, на котором дымились чашки с кофе и скрытый под баранчиком завтрак. На ажурной салфетке лежала небольшая роза.

Могами и глазом не моргнула, пока шатен закрывал за собой дверь. Только когда пришла уверенность, что разговор дальше этой каюты не уйдёт, Кёко выдала всё, что сейчас думала:

— Завтрак предусмотрен для всех, кто побывал в Вашей постели? Это, наверное, норма для такого, как Вы.

Куон застыл с подносом в руках, так и не дойдя до столика.

Мужчина словно упал в бездну, в которой некогда молодой парень невидяще смотрел на любимую. Она только что сказала ему, что они расстаются, и что его друг – то, что нужно девушке в постели. Блондин не понимал, чем заслужил такое предательство. Он был внимателен, уделял максимум времени своей подруге.
— Почему? — губы юноши с трудом разлепились, чтобы прозвучало одно единственное слово.
— Господи! Хизури, только не устраивай истерик, как невинная, обиженная девица! Неужели ты и правда думал, что кто-то может полюбить такого, как ты?


Боль жестокой вспышкой резанула по сердцу, в глазах потемнело. Он не мог даже вдохнуть нормально.

Кёко стояла, в ужасе наблюдая, как за пару секунд мужчина перед ней просто почернел…

«…от боли?»

Нежная улыбка пропала, блеск в ясных, зелёных глазах потух. Могами испугалась, понимая, что неосознанно прошлась по самому больному месту. Такого Куона Хизури она запомнила на всю свою жизнь. Он словно красивая неживая статуя с пустыми глазами.

Девушка выбежала каюты, закрыв за собой дверь, и только после этого услышала громкий удар посуды о стену. Злой, беспощадный звук бьющихся фарфоровых чашек и тарелок.

Зажав рот рукой, Могами стояла у двери, когда из соседнего лаунджа выбежала Амалия. Увидев панику на лице восточницы, блондинка поняла – случилось худшее из возможного. Из огромного множества вариантов, случилось именно то, чего она боялась.

@темы: @skip beat

URL
   

Живущая чудом

главная